Rambler's Top100


Становление и развитие дизайна на Дальнем Востоке России 60–70-е годы ХХ столетия (Монография). Автор: Малкин А.Я., редактор: Касаткина М.А.

3.5. Научные исследования по проблемам жизнедеятельности с позиции дизайна

Становление научной школы Сибири и Дальнего Востока формируется с конца 50-х годов, т.е. с момента открытия в 1957 году Сибирского отделения АН СССР с Президиумом в г. Новосибирске. Были открыты филиалы: Восточно-Сибирский, Бурятский, Якутский, Томский и Красноярский2.

Потребности региона в научных исследованиях были настолько велики, что появилась необходимость открытия на базе Дальневосточного филиала АН СССР в 1970 году Дальневосточного научного центра АН СССР с Президиумом в г. Владивостоке. Дальневосточный научный центр включал 18 научно-исследовательских институтов, охватывая различные области деятельности Дальневосточного экономического района3.

Исследования проникают во все сферы экономики, выявляя скрытый потенциал ее возможностей, способствуют открытию новых сырьевых ресурсов, повышают результативность труда на основе глубоких исследований человеческого фактора в жизнедеятельных процессах. Они включаются в область культуры и искусства, техники и производства, способствуя становлению и развитию новых методов и принципов комплексного проектирования. Появляется новое направление исследований в дальневосточной науке, связанное с возможностями человека в трудовых процессах, его связях с техническими устройствами и средой обитания в названных системах «человек – машина», «человек – машина – среда». Исследуется и разрабатывается концепция о необходимости целостного системного подхода к проектированию объектов и жизнедеятельных структур1.

60–70-е годы для дизайна Дальнего Востока России характеризуются становлением и развитием прикладных эргономических исследований для научного обоснования художественно-конструкторских разработок приборов, машин, станков, подъемно-транспортного оборудования, организационной и технологической оснастки, рабочих мест в промышленности и транспорте, технологических систем, производственной среды. Несомненным вкладом в теорию эргономики для Дальнего Востока явились исследования и публикации ведущих ученых-эргономистов страны (В.М. Мунипов, В.П. Зинченко, В.Ф. Венда, Л.Д. Чайнова). Данные исследований явились базовым научным материалом для развития исследований и практических рекомендаций лабораторий эргономики Дальнего Востока и Восточной Сибири. В этот период особенно активно развиваются научные связи лабораторий эргономики, научной организации труда и медико-биологических исследований в зональном и общесоюзном масштабе на основе изучения совместных тем, научно-методического обмена информацией и разработок конкретных тем. В исследованиях отмечается, что одним из явных проявлений современного научно-технического прогресса является основательное изменение взаимоотношений человека и машины, требующее от научной и конструкторской мысли приспособления технологического процесса к человеку, а не наоборот (Ю.И. Фельдшеров)2. Принцип оптимизации условий труда требует учета психологии и физиологии труда с обязательным внедрением технической эстетики. В исследованиях отмечается, что наиболее перспективным в изучении физиологии труда является системный подход к анализу трудовой деятельности, опирающийся на теорию функциональной системы труда П.К. Анохина. Выявлено, что применительно к трудовой деятельности человека функциональная система труда формируется в следующей последовательности:

1. Афферентный синтез (получение и обработка информации):

– мотивация (осознанная необходимость вида труда, осознание значимости труда, профессиональная ориентация и естественно-физиоло­гические потребности индивидуума);

– обстановочная афферентация или факторы внешнего воздействия на организм человека (зрительный, слуховой, двигательный анализаторы, система дыхания, кровообращения, пищеварения и т.д.);

– память (имеется в виду профессиональная подготовленность и опережающее отражение предстоящей трудовой деятельности);

– пусковая афферентация, включающая социальные и физиологические условия вхождения в трудовую деятельность.

2. Принятие решения на основе доминирующей мотивации.

3. Осознанный или неосознанный контроль за осуществлением трудовых операций на основе анализа обратной связи.

4. Эмоциональный фон. Любая форма деятельности совершается на определенном эмоциональном фоне, и сама создает эмоциональный фон, который, в свою очередь, определяет ее качество. С точки зрения ученого, такой подход к анализу трудовой деятельности человека позволяет интегрировать накопленный материал и целенаправленно корректировать дальнейшие исследования в области физиологии труда. Очевидно, что полезность такого исследования крайне важна для разработки производственных условий или других видов деятельности, представляющих интерес для эргономики и художественного проектирования как в плане рекомендаций, так и конкретного проектирования деловой среды. Интерес у дальневосточных эргономистов вызвало исследование Л.Д. Чайновой о понятии «функционального комфорта» оператора. Исследования, проведенные в Лаборатории функциональных состояний в направлении комплексной оценки сенсорной и моторной деятельности, позволили синтезировать изучение этих сторон деятельности, выявив единую проблему оценки функционального комфорта. Для оценки сенсомоторной деятельности был установлен комплекс информативных параметров, которые регистрируются с помощью многоканальной электрофизиологической аппаратуры. С помощью данного метода был решен ряд теоретических и практических задач по оптимизации сенсомоторной деятельности человека, задачи эргономической оценки вариантов пультов для энергосистем и много других. С помощью такого подхода открылась возможность глубокого научного обоснования результатов эргономических исследований1. Эти и другие проблемы исследовались в Лаборатории эргономики ДВ филиала ВНИИТЭ для энергосистем в зоне Дальнего Востока и Восточной Сибири (Л.В. Каширина, Л.Н. Золотарева, М.А. Алексеева), пультов и щитов управления (В.С. Щербатый).

В работе Л.В. Кашириной (ДВ филиал ВНИИТЭ) уделялось внимание такой важной проблеме, как динамика работоспособности операторов и работников физического труда. Использовались методы корректурных проб и электротермометрия. По результатам исследований выведено определение о необходимости детального изучения режимов труда и отдыха на промышленных предприятиях Дальнего Востока с учетом тяжести труда и физиологических норм. Было рекомендовано использование доступных методов пульсометрии, электротермометрии, корректурных проб и замеров артериального давления у работников производственных служб научной организации труда2.

В.Г. Пахомов (ДВ филиал ВНИИТЭ), научный сотрудник Лаборатории эргономики, рассматривал проблему оснащения научной аппаратурой эргономическую лабораторию. Исследователь выдвигал концепцию создания базовой лаборатории, имеющей анализирующую аппаратуру (анализаторы, интеграторы, времяизмерительные и вычислительные устройства) для многоканальной регистрации и фиксации двигательных, вегетативных функций, состояния центральной нервной системы и высшей нервной деятельности человека в трудовом процессе. При этом предпочтение отдавалось магнитной регистрации, так как этот метод давал возможность запоминать и многократного воспроизвести информацию. Данный метод также позволял разделить во времени операции отбора и автоматической обработки экспериментальных данных3.

Интеграция исследований ученых и специалистов Дальнего Востока обеспечивала понимание использования в художественном конструировании более совершенной модели дизайн-процесса, включающей разносторонние обоснования научного порядка в проектировании.

В исследованиях Л.Д. Якимовой (Хабаровский медицинский институт) рассматривались вопросы гигиены труда в условиях механизации и автоматизации производственных процессов на промышленных предприятиях Сибири и Дальнего Востока. Исследователь видит решение проблемы в создании более щадящих условий труда и снижении нервно-эмоциональной напряженности при выполнении технологических операций в автоматизированных и механизированных производственных процессах. Перед врачами и инженерами ставятся задачи максимального уменьшения недостатков, имеющихся в данных условиях труда. Поскольку в литературе отсутствовали данные по сравнительной гигиенической оценке условий труда в зависимости от уровней механизации и автоматизации процессов, группа ученых Хабаровского медицинского института поставила задачи по разрешению данного вопроса, избрав объектами исследований Братскую ГЭС, Ангарский нефтехимический комбинат, заводы «Амурсталь» и «Амуркабель» (Комсомольск-на-Амуре, Хабаровск).

Изучение условий труда и состояния здоровья различных групп операторов выявило наличие значительной вредности компонентов воздушной среды на указанных заводах. На объектах энергосистем отмечено высокое нервно-эмоциональное напряжение операторов, приводящее к снижению динамики работоспособности и ощутимому нарушению здоровья. На основании полученных результатов сделан вывод о необходимости разработки методов и средств изоляции человека от возможного вредного влияния факторов рабочей среды и раннего обнаружения функциональных и болезненных изменений, возникающих в результате такого воздействия.

Методика комплексной оценки санитарно-гигиенических условий труда рассматривалась также в работе Р.Н. Либеровой (Хабаровская краевая санэпидстанция). Было определено, что влияние производственной среды на человека представляет собой сумму негативных факторов1. Исследователь выделяет две группы факторов: физические и химические. К физической группе факторов производственной среды автор относит метеорологические условия или микроклимат. В понятие микроклимата включаются температура воздушной среды, относительная влажность воздуха, движение воздушных потоков и тепловое (инфракрасное) излучение. К группе указанных факторов также примыкают излучения (ионизирующее, ультрафиолетовое, световое, электромагнитное диапазона частот), колебания (механические и акустические (вибрация, шум, ультразвук), пыль.

В производственных условиях группа физических факторов очень разнообразна. Особенно значительно воздействие этих факторов в отраслях химической промышленности. К этой группе факторов можно отнести все растворители, полимеры, окись углерода, металлы и их соединения, масла и охлаждающие смеси, органические вещества и неорганические газы, пары и другие элементы производственных условий.

Следует отметить, что близкие к этой теме, а также другие исследования давали основательный научный материал при анализе предпроектной ситуации действующих объектов и ценные сведения при разработке художественно-конструкторских проектов в разных отраслях промышленности Дальнего Востока и Восточной Сибири.

В данном отношении привлекала внимание методика комплексной оценки санитарно-гигиенических условий труда. Исследование условий включало в себя три этапа:

1) измерение и оценка интенсивности каждого фактора в отдельности;

2) сравнение полученных данных с действующими санитарными нормами;

3) оценка общего воздействия среды на человека и изменений, происходящих в организме под влиянием исследуемых факторов.

Ценностью исследований гигиенических факторов вредного воздействия среды на человека являлась разработка методов и средств изоляции человека от возможного вредного влияния и раннего обнаружения функциональных и болезненных изменений, возникающих в результате такого воздействия.

При внимательном рассмотрении деятельности дизайнеров Дальневосточного филиала Всесоюзного (Всероссийского) научно-исследова­тельского института технической эстетики и дизайнерских групп на объектах промышленного производства все отчетливее проявлялась специфика и направленность научно-методических и проектных разработок, связанных со своеобразием народнохозяйственной структуры региона. И чем теснее развивались научно-творческие связи дизайнеров с конкретными заказчиками, тем яснее вырисовывались контуры тематической направленности и региональная специфика. К примеру, можно назвать две из самых значительных отраслей региональной экономики Дальнего Востока – судостроение и судоремонт, ставшие объектом научно-исследовательских, методических и художественно-конструктор­ских разработок. Даже небольшой перечень объектов и тематических разработок позволяет определить концепцию региональной направленности в отраслевом значении и выявить доминанту дизайн-деятельности1.

В то время рыбодобывающий и рыбоперерабатывающий флоты, плавбазы (плавзаводы), рыбоконсервные комбинаты являлись важнейшей сферой экономики Дальнего Востока. Модернизация технологичес­кого оборудования, внедрение новейших достижений научно-техни­ческого прогресса, оптимизация условий производственной деятельности и среды, вопросы технико-эстетической организации утверждались государственными постановлениями и органами региональной власти2.

Для Дальневосточного региона были разработаны дизайн-проекты робототехнических комплексов с числовым программным управлением (ЧПУ) (судостроительные предприятия Хабаровска, Комсомольска-на-Амуре, Николаевска-на-Амуре, Петропавловска-Камчатской судоверфи). Для названной отрасли и других предприятий дизайнерами были также разработаны механизированные линии на основе совместных конструкторских разработок с отраслевыми конструкторскими бюро и творческими группами на заводах. Дизайнерские разработки охватывали также тематику эстетической организации среды, средств технологического оснащения для судоремонтного завода «Звезда» в г. Большой Камень, судоремонтного завода «Дальзавод» в г. Владивостоке. Доминантой в этих разработках выступает комплексность проектных решений, в основе которых были заложены научные принципы художественного конструирования, связывающие воедино техническое совершенство с красотой и пользой. В работах нашли отражение материалы научных исследований ВНИИТЭ, филиалов, отраслевых и межотраслевых научно-исследовательских институтов, исследования и рекомендации по эргономике и инженерной психологии1.

В особом ряду стоит разработка дизайн-проектов спецтехники для монтажа атомных силовых установок подводных лодок. Данные разработки впоследствии нашли применение в ремонте атомных электростанций при замене агрегатов. Материалы исследований и художественно-конструкторских проектов были использованы для ремонта и монтажа зарубежных агрегатов, в частности закуплены Индией2.

По заявкам главков дальневосточные дизайнеры провели исследования и разработали рекомендации по технико-эстетической организации цехов, производственных территорий, среды культурно-бытовых и инженерных зданий для Приморского края, Сахалина и Камчатки3.

Стимулирование заказов на проведение исследовательских и художественно-конструкторских разработок в отраслях промышленного производства продукции и товаров культурно-бытового назначения утверждалось постановлениями Совета Министров СССР 1962, 1965 годов. В постановлениях обращалось внимание на необходимость широкого использования методов художественного конструирования, позволяющего наиболее целесообразно, научно обоснованно и комплексно решать задачи народнохозяйственного значения. Для проведения научных исследований возникла проблема научных кадров. Задачи подготовки научно-исследовательского потенциала реализовывались в нескольких направлениях:

– выявление наиболее одаренных и увлеченных новациями сотрудников;

– формирование научных групп из числа исследователей отраслевых научно-исследовательских институтов, художников-конструкторов и ведущих специалистов конструкторских бюро;

– очное и заочное обучение в аспирантуре ВНИИТЭ перспективных в науке специалистов;

– изучение научной и специальной литературы отечественных и зарубежных ученых по направлениям и проблемам исследований;

– комплектование Лаборатории эргономики учеными из областей медицины, биологических, инженерных наук;

– оснащение Лаборатории эргономики стационарными и мобильными техническими средствами для проведения лабораторных исследований в непосредственных условиях трудовой деятельности;

– работа в научных командировках и на специальных научных конференциях;

– творческие связи с инженерами, врачами, гигиенистами, занимающимися научной организацией труда и условий жизнедеятельности в стандартных и специфических трудовых процессах.

Углубление и развитие профессиональных знаний для реализации материалов исследований в экспериментально-проектных разработках, относящихся к сфере интересов дизайна, составляло важный аспект научных поисков.

Происходило широкое проникновение в область знаний смежных дисциплин, направленное на системное решение поставленных задач. Исследовались:

– технологические условия динамики производственных процессов;

– техническое состояние производственного оборудования;

– санитарно-гигиенические характеристики условий среды;

– психофизиологические условия деятельности;

– уровень организации рабочих мест производственного персонала, инженерно-технических работников на предприятиях и организациях отраслей промышленности Дальнего Востока и Сибири;

– светоцветовые условия в различное время суток (дневное и искусственное освещение, совмещенное освещение);

– цветовое решение оборудования, их соответствие санитарным и гигиеническим нормам, принятым для данной отрасли;

– динамика работоспособности работающих с определением графика кривой утомляемости;

– условия ориентации в производственной среде; системы цветографической информации;

– эргономические характеристики оборудования на рабочих местах;

– уровень эстетической организации среды, светоцветовая композиция, направленность эмоционально-эстетического воздействия архитектурной среды и композиция предметного пространства;

– эстетические и гигиенические характеристики производственной и деловой одежды;

– образность, выразительность, информативность фирменного стиля;

– условия безопасности и информативность работы подъемно-транспортного оборудования, внутрицехового и межцехового транспорта;

– социально-бытовые условия деятельности предприятия;

– культурологическая характеристика организации условий жизнедеятельности персонала.

Приведенный основной перечень направлений исследований и разработка групп задач определяли качество и глубину результатов. Возможность непосредственного контакта с объектом и предметом исследований, анализ аналогов, сопоставление качественного уровня по принятым схемам классификации стимулировали исследовательский поиск, давали возможность корректировать методику. Объединяя разнообразные аспекты производственной сферы и производственной деятельности, практически приходилось решать комплексную проблему, не имеющую системных теоретических разработок1.

В исследованиях, проектно-экспериментальных и художественно-конструкторских разработках основополагающей концепцией являлось дифференцирование объекта для проведения анализа его составляющих и последующего синтезирования на стадии принятия решений. Рассматривалась единая система на основе анализа частей и целого, что позволяло объединять смежные области знаний для полноценных характеристик предмета дизайнерских разработок. Возникали ситуации, когда отдельные составляющие системы требовали исключительно глубокого проникновения в данную подсистему для решения важнейших задач более высокого порядка. К примеру, динамика работоспособности оператора сложных систем управления (энергосистемы, специальные системы управления, управления системами в экстремальных ситуациях). Возникали проблемы разрешения эмоционально-волевых компонентов надежности оператора, связи эмоциональных состояний с мышлением и эмоциональной устойчивостью оператора, моделей группового поведения в системе «человек – машина – среда» и другие1. Отдельные из названных проблем нашли отражение в разработках новой сельхозтехники, устойчивой работы операторов на конвейерных линиях, в производственной среде безоконных объектов, предприятиях точного машиностроения и др.2

В предпроектном анализе производственной среды возникали вопросы определения ее границ, в пределах которых распространяются интересы дизайн-деятельности (научные, методические, проектные). С развитием самого понятия «производственная эстетика» уточняется и предмет этих разработок.

Дальневосточная специфика своеобразна отраслевой направленностью. Экономические интересы региона были тесно связаны с отраслями добычи и переработки сырьевых ресурсов и имели ряд существенных отличий от интересов других регионов своеобразием экономического развития, хотя и включали тематические разработки дизайн-проектирования, свойственные другим регионам страны. Возникает ряд тематической направленности по эстетической организации производственной среды, рабочих мест, производственных территорий. К названным направлениям можно отнести промышленность судостроения и судоремонта, транспортного машиностроения, энергомашиностроение, моторостроение, лесную и деревообрабатывающую промышленность, пищевую и легкую промышленность, золотодобывающую промышленность. Отчетливо проявляется тематика научных, экспериментальных, проектных и методических разработок, составляющих ценность социально-экономических преобразований. В данном отношении интересны дизайнерские разработки, относящиеся к области системотехники и связанные непосредственно с эргономическим анализом и исследованиями. Каждой дизайнерской разработке всегда предшествовал эргономический анализ и определенный объем исследований. К такой структуре взаимоотношений ученых и дизайнеров направлена необходимость выявления взаимосвязей многих составляющих в системе «человек – машина – среда».

Разработчики непременно связывают варианты проектных решений с данными эргономического анализа на основе учета общих психологических, физиологических, гигиенических, эстетических и функциональных составляющих. На базе научных данных решается центральная задача распределения функций между персоналом (оператором) и средствами автоматизации, разработки структурной схемы системы, ее отдельных звеньев и комплексов. В процессе исследований и разработки рекомендаций определяются логика, методы и аппарат взаимодействия человека с техническими устройствами, формируются основные требования к средствам отображения информации. В качестве одного из примеров можно привести дизайнерскую разработку волочильных станов для заводов Сибири1.

Волочильные станы, крупногабаритные изделия тяжелого машиностроения – основной вид технологического оборудования калибровочных и трубных цехов технически развитых стран.

С 1971 года Дальневосточный филиал ВНИИТЭ осуществлял художественно-конструкторские разработки калибровочных и волочильных станов крупной объемно-пространственной структуры для заводов Сибири. Задачи оптимизации труда операторов в системе «человек – машина – среда» решались на основе комплексного подхода при одновременной реконструкции производственно-технологического оборудования на основе принципов системотехники.

В тематике разработок существенное место занимали изделия и товары народного потребления, а также работы по исследованию национальных особенностей и региональных условий формирования жилой предметной среды, разработки дизайнерской концепции развивающей предметно-пространственной среды для детей школьного возраста. Владея профессиональными методами дизайн-проектирования и располагая информационной базой по Дальневосточному региону, научно-методическими и творческими связями с отраслевыми и заводскими конструкторско-технологическими бюро, дизайнеры Дальнего Востока определили инновационные подходы к традиционному проектированию товаров и изделий широкого спроса. Формируется понятийный аппарат концептуального подхода к прогнозированию потребительского спроса и разработке товаров ассортимента, определяемых потребностями региона1.

В результате исследований возникает идея перехода к новому качественному этапу – к проектированию и освоению в реальном производстве ассортиментных комплексов. Следовательно, открывался путь к унификации и типизации, сокращению неоправданно большого количества выпускаемых однотипных изделий; появлялись возможности унифицировать технологические процессы и стабилизировать на высоком уровне качество продукции, организовать специализированные производства2.

Практика проектирования отдельных изделий не могла полностью решить проблемы функциональной и эстетической совместимости их между собой. Проблематичными оставались и потребности прогнозирования ассортимента. В практике работ филиалов ВНИИТЭ был апробирован метод дизайн-программ. Высокая результативность названного метода была очевидна и подтверждалась рядом интереснейших разработок. В жизнь вошли два типа дизайн-программ: отраслевые и межотраслевые. Сущность отраслевых дизайн-программ заключалась в обеспечении комплексного повышения потребительских свойств однотипных промышленных изделий. Межотраслевые дизайн-программы обеспечивали высокое качество функциональных и потребительских комплексов, состоящих из продукции различных отраслей, но объединенных в одном пространстве или в едином процессе. К таким комплексам можно отнести, например, предметный комплекс кухни, личного подсобного хозяйства или более масштабных предметных организаций, как железная дорога, гостиничный сервис, аэрофлот и многие другие, аналогичные по характеру связей предметные комплексы. Практикой дизайн-проектирования обоих типов программ доказана возможность рационального и эффективного формирования оптимальных ассортиментов изделий.

Концепция оптимального ассортимента изделий в исследуемый период с позиции потребительского спроса определяла глубину и масштабность достижений технической эстетики. В данном вопросе столкнулись концепции двух экономических систем – плановой и неплановой экономики. Ситуация настоящего периода свидетельствует о логической целесообразности использования метода дизайн-программ в прогрессивной экономической деятельности как метода универсального учета и программирования потребительского спроса на более высоком уровне. Определяется концепция относительно ограниченного ассортимента товаров народного потребления при достаточно разнообразном художественно-образном решении. Это, безусловно, спорно, если учитывать социальные характеристики групп населения в прошедший и настоящий периоды.

В 70-е годы ХХ столетия сложилась Дальневосточная научная школа дизайна. Накопленный практический опыт и выполнение самостоятельных тематических исследований способствовали выявлению проблем дизайна в социокультурном и экономическом развитии региона. Они подтверждались и планами прогнозирования социально-эконо­мических программ, изложенных в решениях правительства относительно развития Дальнего Востока и Сибири. Актуальность научных исследований по проблемам дизайна в жизни региона выходила за границы территориальной зоны и мотивировалась ценностями общечеловеческого значения. Выявленные проблемы обсуждались на научных конференциях разного уровня, находили свое отражение в печати.

Структура научной деятельности по проблемам дизайна в регионе определялась логикой взаимоотношений с другими научными организациями и лабораториями и методически укреплялась консультативной поддержкой ученых ВНИИТЭ. Таким образом, проблемы и исследования не замыкались в локальном пространстве ограниченных территорий, а выходили на более высокий уровень их решения.

Центром научных исследований на Дальнем Востоке и Сибири оставался Дальневосточный филиал ВНИИТЭ. Тематика проводимых им исследований осуществлялась в тесной связи с избранными направлениями деятельности и характеризовалась высокой результативностью внедрения в народное хозяйство. Полезность разработок определялась точным адресом прикладных исследований и большой востребованностью. О значительной заинтересованности отраслей промышленности и других сфер жизнедеятельности региона в прикладных научных исследованиях свидетельствует и факт оплаты разработок на условиях хозрасчета. Централизованное финансирование науки в Дальневосточном филиале ВНИИТЭ составляло примерно 12%, а тематика заказов намного превосходила по стоимости отпущенный лимит. Из этих соотношений становится очевидной практическая востребованность науки в дизайн-деятельности региона1.

При анализе становления и развития Дальневосточной школы дизайна выявляется весьма любопытный факт относительно качественного состава сотрудников. Научный теоретический потенциал создавался фактически с нуля. Однако увлеченность наукой была настолько велика, что временной фактор роста невероятно сократился. В то время единственная аспирантура ВНИИТЭ в Советском Союзе по технической эстетике и эргономике была труднодоступна в связи с огромным конкурсом (11–15 человек на одно место). К тому же на очное и заочное отделения принималось 3–4 человека. Подготовка в аспирантуре проводилась по двум специальностям: «техническая эстетика» и «эргономика». Удача в поступлении сопутствовала нескольким представителям науки Дальневосточного филиала ВНИИТЭ: Л. Кашириной, В. Бондаренко, А. Малкину, В. Щербатому. Научный потенциал Дальневосточной лаборатории эргономики повысился в связи с приходом в Лабораторию эргономики врача-кардиолога В. Матвеева и выпускницы биологического факультета Уфимского университета М. Сальниковой. Реорганизация Лаборатории эргономики в Отдел комплексных исследований означала переход на новую, более высокую ступень качества выполнения научно-исследовательских работ. Штат отдела формировался из специалистов инженерно-технической сферы, психологов, дизайнеров, биологов, что позволяло проводить комплексный анализ исходной ситуации при выполнении специальных исследований и практических разработок. Для обеспечения экспериментальной части исследований было скомплектовано необходимое оборудование (шумомер и анализатор спектра, психрометр). Измерение и регистрация биологических параметров проводились с помощью изготовленных своими инженерами пульсометра и тремометра. Это оборудование, выполненное на основе малогабаритных многофункциональных блоков и усилителей биосигналов на микросхемах, давало возможность регистрации биодинамики на расстоянии путем передачи информации по радио. По мнению эргономистов, такой метод являлся весьма перспективным, т.к. позволял при эксперименте, не стесняя оператора (испытуемого), четко без помех контролировать его функциональное состояние.

Совершенствование методики проведения исследований привело к идее создания малогабаритной, портативной аппаратуры (включающей аппаратуру для регистрации и передачи по радио некоторых физиологических параметров: дыхание, кожно-гальванические реакции и другие показатели функциональных состояний) для контроля функционального состояния оператора в производственных условиях. Пользуясь разработанными методами исследований, эргономисты провели ряд экспериментов на операторских объектах энергосистем в различных сферах производственной деятельности и оперативного управления.

Для примера можно в краткой форме изложить одно из интересных исследований, проведенных в Лаборатории эргономики во второй половине 70-х годов. Тема исследований «Оценка функционального состояния оператора в реальных условиях методами радиотелеметрии» (руководитель темы А.И. Махинина). Временной период исследования охватывал 1975-1978 гг. и состоял из четырех этапов. Целью исследований являлась отработка полиэффекторного метода регистрации физиологических показателей для оценки функционального комфорта в условиях производства с помощью динамической радиотелеметрии.

При проведении анализа исходной ситуации выявилось большое значение исследований функций организма при выполнении реальной работы. Выявлялась проблема исследований связи физиологии покоя с физиологией деятельности, имеющей свои собственные методы, нормативы и трактовки. Предполагались широкие возможности для разработки этой новой области исследований с помощью метода динамической биотелеметрии (регистрация физиологических данных по радио у свободно передвигающегося объекта). Анализ накопленных фактов показывал, что развитие новой области исследований – физиологии деятельного организма – может быть весьма плодотворной.

Для практики дизайнерских разработок в сфере производственной оперативной деятельности это исследование раскрывало пути обоснования оптимальных решений на основе более глубокого знания человеческого фактора в системе «человек – машина», «человек – машина – среда – объекты труда». Исследование расширяло наши представления о качественных особенностях функциональных сдвигов при различных работах и закономерностях переходных процессов в физиологических системах в связи с изменением величины нагрузки и степени активности.

В современной, относительного того периода, физиологии труда применение радиотелеметрических методов для изучения физиологических функций в естественных условиях работы уже дало ряд ценных сведений (материалы радиопульсометрии, полученные В.В. Розенблатом, Ю.Г. Солониным, И.М. Столбун). Дальнейшие работы Свердловской биотелеметрической группы (В.В. Розенблата, Ю.Г. Солонина, Н.Л. Римских, З.М. Кузнецовой) позволили установить динамику функциональных сдвигов в сопоставлении их с динамикой производительности труда и провести сравнительную оценку тяжести операций и профессий. Они помогли разработать предложения по физиологическому нормированию нагрузок.

Материалы по радиоэлектроэнцефалографии (пока еще незначительные), разработанные в исследованиях Я.В. Гофман, В. Корякова, А. Венкова, расширяли возможности для электрофизиологических исследований (в динамике) различных категорий работников умственного труда с целью точной и ранней диагностики утомления и оценки нервного напряжения. Они способствовали одновременно и научному обоснованию решения проблемы оптимального рабочего режима. Таким образом, анализ проведенных ранее исследований посредством одно-, двух- и трехканальной передачи физиологических показателей позволял решать многие задачи в условиях производства:

– они давали физиологическое обоснование научной организации производства в зависимости от выбора рабочих поз, рабочих движений до регламентации режима труда и отдыха;

– исследования функциональных сдвигов давали представление не только о характере выполняемой работы, но и об условиях производственной среды;

– физиологические наблюдения позволяли судить о характере течения некоторых патологических процессов и отклонений в условиях профессиональной деятельности.

Изложенное позволяло судить о важности раскрытия одного из основных направлений эргономики по проектированию комфортных условий труда и ставило проблему исследований функционального или сенсомоторного комфорта. В этом плане Лаборатория эргономики продолжала работу по совершенствованию аппаратуры «Спорт-4» для обеспечения передачи по единому радиоканалу восьми физиологических параметров. Проводились работы по изготовлению и апробированию принципиальных схем восьмиканальной радиотелеметрической системы и совершенствованию качественных ее показателей.

Исследование функционального состояния операторов в реальных условиях деятельности методами радиотелеметрии носило научный и практический характер. В то время они были направлены на определение эргономических требований к создаваемому комплексу машин для монтажных работ в судостроении, а также на определение информативных показателей оценки состояния двигательной системы в процессе трудовой деятельности.

Анализируя многие другие исследования, выполненные специалистами эргономики, физиологии и инженерной психологии для зоны Дальнего Востока и Сибири, мы вновь отмечаем ясную целевую направленность и точный адрес их практического использования. С позиции историко-культурной ценности научных исследований период 70-х годов оценивается как важная веха раскрытия закономерностей оптимальной работы систем взаимоотношений человека с техникой и средой при максимальном сохранении психофизиологического и физического здоровья.

В этот же период перед эргономической наукой ставятся и другие задачи, относящиеся также непосредственно к человеческому фактору, но применительно к предметному наполнению бытовых процессов и рациональному их использованию.

В соответствии с поставленными задачами группой экспертиз проводились исследования по определению оптимальной номенклатуры и ассортимента товаров для быта в условиях Сибири и Дальнего Востока. Особое место в процессе исследований занимали научные и методические принципы комплексной оценки качества товаров, особенности их бытового назначения, социокультурные, экономические, климатические условия, формирующие потребительский спрос.

Путь к формированию комплексной оценки качества товаров, особенно бытового назначения, определялся исследователями как взаимоотношение двух направлений, одно из которых ориентировано на использование традиционной производственной эргономики, а другое – на требования квалиметрии, изучающей методы оценки качества продукции. В этой связи определялись важнейшие задачи, требующие для своего решения постановки профессиональных требований. К ним были отнесены:

– выявление специфики и номенклатуры эргономических требований к конкретному и общему содержанию деятельности человека в бытовых процессах применительно к типологии потребляемых изделий;

– определение типового перечня эргономических и эстетических показателей качества товаров;

– выявление критериев и методов оценки показателей эргономических и эстетических свойств;

– разработка последовательности сравнительного анализа эргономических, функциональных и эстетических показателей для проведения комплексной оценки качества товаров и изделий.

Результаты исследований послужили научной основой для разработки рекомендаций, направленных на реализацию в правительственные органы и главки Дальнего Востока и Сибири1. Ценный характер исследований заключался в прогнозировании потребительского спроса в сфере социально-культурного и экономического развития региона. В разработке материалов исследований приняли участие ведущий специалист в области товароведения и экспертиз А. Воронкин, дизайнер В. Плюгина, руководитель группы стандартизации С. Бандуристая.

Исследовательская тематика Отдела машиностроения и приборостроения определялась проблемами разработки изделий и их систем, связанных с отраслевой спецификой Дальнего Востока и Сибири. Каждое тематическое задание включало различные по объему исследовательские материалы, определяемые спецификой конкретных задач системы «человек – машина». В анализе и исследованиях предпроектной ситуации эргономические разделы служили научным обоснованием принимаемых решений.

Методология научных исследований, применяемая в эргономике и инженерной психологии, была востребованной в комплексных исследованиях художественно-конструкторских разработок как наиболее результативный путь профессиональных решений. Совершенствовалось и само понятие «смыслообразование» объекта проектирования как комплексной системы художественного конструирования. В целях раскрытия методики комплексного подхода к решению специфического объекта в системе «человек – машина – объект – средства труда» мы обращаемся к следующему примеру. В художественно-конструкторских проектах мостовых кранов, разрабатываемых в Дальневосточном филиале ВНИИТЭ совместно с заводом «Сибтяжмаш», Дальневосточным филиалом ВНИИПТмаш (Всесоюзным научно-исследовательским институтом подъемно-транспортного машиностроения) и Кадиевским машзаводом, центральным объектом являлась кабина мостового крана, как важнейшее звено человеческого фактора в управляемой системе1.

Исследования условий труда на местах эксплуатации кранов выявили сложные взаимоотношения человека-оператора с управляемой техникой (высокий темп работы, большое количество движений руками). Моторное поле насыщено рычагами, взаимное расположение которых у однотипных кранов разнохарактерно и не всегда обеспечивает оптимальную рабочую позу машиниста. Недостаточная обзорность кабины, а также тяжелый температурный режим внутри кабины не соответствуют санитарным нормам. Усугубляющим фактором являлась чрезмерная солнечная инсоляция, проникающая сквозь ее остекленные светопрозрачные плоскости. Ослепляющее воздействие солнечных лучей приводит к опасности ослабления внимания в динамике оперативных действий. Следовательно, при организации сенсомоторного поля машиниста необходимо разработать условия оптимальной деятельности и нейтрализовать факторы вредного воздействия. Использование данных эргономического анализа выявило необходимость более глубоких исследований психофизиологического характера. Только они могли дать ответ на многие вопросы, возникающие при принятии проектных решений. Проблема становилась актуальной и в том отношении, что решение об условиях деятельности оператора-машиниста одного объекта приводило к реконструкции всей серии, насчитывающей многие сотни подобных устройств. Разрешение проблемы опрокидывало традиционное проектное мышление, складывавшееся десятилетиями, и разрешало вопросы социально-экономического характера в сфере производства и эксплуатации целых систем подъемно-транспортного оборудования.

Из вышесказанного видно, что особое значение получает тематика исследований по оценке функционального состояния оператора в реальных условиях методами радиотелеметрии. Исследования, теснейшим образом связанные с экспериментами в реальных условиях, раскрывают представления о динамике функциональных сдвигов и приводят к определению качественных критериев при разработке решений модернизации действующих систем и проектировании новых. Аналогичный путь решения проблемы «человеческого фактора» отмечается и при разработке функционально-технической структуры комбайна «Сибиряк», а также других устройств, связанных с операторской деятельностью управления техническими системами1. В историко-культурном аспекте мы получаем ценнейшие сведения о техническом прогрессе в сферах приложения науки и практики художественного конструирования на одном из этапов развития общества.

70-е годы вошли в историю дизайна Дальнего Востока и Сибири как эпоха активных научных поисков при исследовании проблем жизнедеятельной среды человека. Исследования, востребованные жизнью, нашли применение на практике в специфических условиях производственной деятельности, многих отраслях промышленности и объектах операторской деятельности. Проблемы жизни и деятельности в искусственных условиях длительного пребывания решались на мировом уровне в развитых странах мира. Шел поиск средств нейтрализации негативных условий в искусственной среде обитания. Не являлась исключением и наша страна, в которой перечень названных объектов достигал большой численности.

Проектирование и эксплуатация безоконных помещений в подземных, полуподземных и наземных зданиях традиционно связаны с созданием светоцветовой среды, обеспечивающей гигиенические условия зрительной работы и ориентацию в пространстве искусственных объемов. В сфере производства эта проблема решалась преимущественно путем количественного изменения искусственного освещения, введением соответствующей цветовой отделки и окраски помещений.

Необходимость поиска новых нетрадиционных средств становилась все более очевидной в результате изучения данных исследований Н.М. Данцига, З.А. Скобаревой, Ф.М. Черниловской и других ученых по проблеме биологических и гигиенических условий световой среды. Было ясно, что эффективные средства формирования светоцветовых условий в искусственной среде обитания предстоит еще открыть. Обсуждение этих и сопутствующих вопросов на всесоюзных научных конференциях по теме «Свет как элемент жизненной среды человека» (Харьков, 1972 г. и Ленинград, 1974 г.) намечало пути предстоящих поисков. Исключительное значение данной проблемы было признано Государственным комитетом СССР по науке и технике.

В результате выявления, изучения и систематизации групп объектов, работающих в условиях искусственного освещения с экологически замкнутой средой, сформулировалась тема научного исследования с реализацией экспериментально-проектных разработок на конкретных объектах Дальнего Востока и Сибири. Работа приняла характер диссертационного исследования и охватила временной период 70-х годов. Автором исследований «Светоцветовая композиция безоконных производственных интерьеров» в этой области стал руководитель Лаборатории комплексных исследований по проблемам среды Дальневосточного филиала ВНИИТЭ А.Я. Малкин. Работа содержала новый подход в решении актуальной задачи создания искусственной светоцветовой среды в безоконных производственных интерьерах. В основе его формировалось представление о том, что предметно-пространственная среда обитания человека в условиях безоконных производственных помещений – это не только функционально-утилитарная среда, однозначно создаваемая с учетом особенностей осуществляемых в ней трудовых процессов, но и среда многозначная и символическая, духовно-ценностная, формирующая социально-культурное отношение к ней человека.

Этот двойственный характер среды изолированных безоконных объектов требовал разработки новых, нетрадиционных средств и приемов в предмете светоцветовой композиции. Организация предметно-пространственной среды средствами светоцветовой композиции рассматривалась (и рассматривается в настоящее время) как одна из важных проблем эстетического освоения окружения человека.

Теоретические предпосылки формирования светоцветовой среды и обоснование необходимости исследований ее художественного аспекта излагались в работах В.В. Блохина, Г. Бориса, Ж.М. Вержбицкого, Н.М. Гусева, А.И. Дамского, В.В. Иванова, Н.С. Ивановой, Г. Каганова, М.Е. Кричевского, Ю.С. Лапина, Г.Б. Минервина, В.М. Солдатова, А.Г. Устинова. Наблюдался повышенный интерес исследователей к динамике искусственной светоцветовой среды как эффективного средства эмоционально-эстетического и психологического воздействия на человека (Е.П. Кожевников, Н.С. Иванова, Д. Бриджерс и Р. Олдварт, Л.Н. Мельников, В.А. Брайловский). Имелся широкий круг практических исследований и предложений по освещению, цвету, цветовой композиции, но, в основном, применительно к помещениям оконных зданий промышленной архитектуры (Н.М. Беляева, Г. Борис, Н.М. Гусев, Г.М. Кнорринг, Н.Т. Савельева, А.Г. Устинов).

Между тем сложность и динамичность взаимоотношений света и цвета в безоконных интерьерах и их комплексное использование для организации среды в замкнутом пространстве создали необходимость углубления теории светоцветовой композиции, обогащения традиционно сложившихся в этой области знаний новым, художественным подходом.

Быстрый рост объектов с кондиционированной средой – характерное явление эпохи. Развитие исследований по комплексной проблеме жизнедеятельности, при полностью или частично отсутствующем естественном свете, и условиях, характеризующихся обедненностью зрительных впечатлений, определяет светоколористическую динамику как важную социально-культурную и экологическую задачу. Необходимость создания такого типа объектов мотивировалась требованиями стабильности параметров воздушной среды, размещением объектов в подземных горизонтах по соображениям экономической целесообразности, а также с учетом их специфического назначения, оздоровления и благоустройства внешней среды.

К производственным объектам без естественного света были отнесены: помещения предприятий точного приборостроения, промышленности искусственного волокна, некоторые помещения химических заводов, специальные лаборатории научно-исследовательских институтов, помещения заводов полупроводников, радиоэлектронной промышленности, лаборатории фотошаблонирования в судостроении, судоремонте, объекты специального назначения, операторские помещения электростанций, управления технологическими процессами и много других.

В искусственной, экологически замкнутой среде обостряется ценностная ориентация человека на окружающую его эстетическую реальность. Обостренность эстетических реакций вызывается неестественностью и отчужденностью замкнутого пространства в отличие от привычных естественных условий обитания. Человек лишается привычной динамической гармонии и красоты мира природы, светотеневых градаций внешних естественных пространств.

Результаты исследований ученых, занимавшихся исследованиями экологического комфорта в изолированных помещениях, свидетельствовали о необходимости развития положений о художественных функциях искусственного света, дающего возможности эстетического обогащения искусственных замкнутых пространств. Уже тогда возникла идея об использовании в этих пространствах многообразия свойств светоцветовых ассоциаций и иллюзий о естественных светоколористических и цветопространственных превращениях.

В соответствии с поставленной целью были исследованы и решены следующие задачи:

– выявление особенностей формирования предметно-прост­ранственной среды безоконных объектов средствами светоцветовой композиции;

– формулировка общих принципов светоцветовой композиции интерьеров безоконных объектов;

– разработка приемов светоцветовой композиции интерьеров безоконных объектов, выдача практических рекомендаций;

– определение специфики динамической светоцветовой композиции интерьеров безоконных производственных помещений на основе художественного моделирования светоцветовых явлений природной среды в замкнутом пространстве;

– разработка принципов художественного моделирования све-тоцветовой среды путем комплексной организации системы светоцветовых эффектов с использованием общего искусственного освещения и локальных источников света (цветовых подсветов), декоративных свойств цвета, фактуры и рельефа поверхностей;

– разработка типологии приемов светоцветовой композиции, включающей светоцветовые эффекты динамических витражей, театральное сценирование, объемную светоживопись (рельефный пейзаж), цветное тенеобразование;

– разработка приемов художественного моделирования в натурных условиях динамической и статической светоцветовой композиции;

– разработка экспериментальным путем приемов и средств моделирования в натурных условиях безоконных помещений светоцветовых эффектов природной среды.

Научная значимость работы и ее новизна заключались в разработке нетрадиционных принципов и специфики динамической светоцветовой композиции интерьеров безоконных производственных помещений на основе художественного моделирования светоцветовых явлений природной среды в замкнутом пространстве. При этом были практически решены вопросы экологического совершенства среды замкнутого пространства и рекомендованы эффективные средства формирования положительного эмоционально-психологического состояния людей, находящихся в условиях изоляции.

Исследование, проведенное в рамках государственного заказа, выявило научный потенциал Дальневосточной научной школы дизайна, а результаты работы намного опередили зарубежных коллег, занимавшихся разрешением аналогичных проблем. Научные материалы использовались при разработке экспериментальных художественно-конструк­торских проектов на многих объектах Дальнего Востока и Сибири. Они подтвердили практическую целесообразность предложенных решений и нашли свое применение на других объектах со сложными психофизиологическими условиями работы.

Анализ результатов исследований позволил сделать выводы об актуальности проведения дальнейшей работы в следующих направлениях:

– выявление динамических преобразований декоративных свойств поверхностей многих разновидностей материалов с различной цветофактурой при изменении цветности и геометрии световых потоков с целью расширения возможностей художественно-образного решения интерьеров различного типа зданий; выявление визуальных преобразований декоративных свойств поверхностей при освещении их источниками света различного спектрального состава выполнено автором в проведенных им исследованиях для замкнутых интерьеров с искусственным освещением.

– исследование возможностей программирования изменений пространственных цветоформ в интерьерах оконных зданий путем использования систем декоративного освещения;

– развитие положений о формообразующих свойствах цветного тенеобразования в композиции интерьера и городской застройке;

– исследование приемов и принципов динамической светоцветовой композиции в локальных пространствах городской среды;

– исследование возможностей использования приемов и средств динамической светоцветовой композиции в интерьерах промышленных, жилых и общественных зданий в условиях Крайнего Севера.

В 70-е годы отмечаются исследования по эстетической организации среды жилых районов городов Дальнего Востока. Изучаются модели функционирования зон городской застройки, возможности формирования ценностей экологических пространств. Делаются попытки понять структуру взаимоотношений человека с предметным и визуальным пространством, определить задачи дизайна в архитектурной среде города.

В этот период в стране формируется новое направление, получившее название «городской дизайн». На базе лабораторий ВНИИТЭ разрабатывалась теория городского дизайна. У ее истоков стояли московские ученые С.О. Хан-Магомедов и Е.В. Асс1. В тематику разработок Дальневосточного филиала ВНИИТЭ вошли темы на комплексное решение участков и районов городов. Каждой разработке предшествовали всесторонний анализ и исследования городской среды как комплексной системы, взаимодействующей с человеком в различных аспектах жизнедеятельности. Изучались условия формирования визуального образа среды и локальных зон, особенности функционирования систем визуальных коммуникаций, возможности цветовой композиции и садово-паркового искусства, малых архитектурных форм и устройств обслуживания, декоративной пластики и элементов благоустройства.

Признавалось будущее этого направления, поскольку строились новые города, города-спутники, проводилось огромное по масштабам строительство новых микрорайонов и благоустройство сложившейся застройки.

Анализ отечественного и зарубежного опыта комплексной, детальной, ландшафтной организации предметно-пространственной среды давал возможность сформировать собственное отношение к проблеме. Начиная с 60-х годов архитекторы и дизайнеры Дальневосточного филиала ВНИИТЭ выполняли проекты комплексной организации завод­ских и предзаводских территорий. Накапливался материал предпроектного анализа и исследований разных по функции и архитектурно-художественной организации пространственной среды. Большой материал по ландшафтной архитектуре и ландшафтному дизайну был получен в результате исследований и проектирования прибрежной зоны центральной части г. Биробиджана, Кировского района г. Хабаровска, Южного микрорайона г. Хабаровска, площади им. Серышева г. Хабаровска, участка городской территории, примыкающей к НСРЗ г. Находки, предзаводской площади в г. Усолье-Сибирское и др.

Вопрос о ландшафтном дизайне в качестве системного детального проектирования архитектурного пространства еще широко не ставился наукой, между тем шло накопление теоретического и проектного материала и эта проблема требовала своего разрешения. Ростки нового направления в теории городского ландшафтного дизайна просматривались в научном аспекте ландшафтной архитектуры. Они были тесно связаны между собой сложившейся исторической практикой садово-паркового искусства и градостроительства, стали неотъемлемой частью городских пространств.

Дальневосточными дизайнерами в содружестве с архитекторами, художниками, дендрологами, строителями решались задачи функционального и эстетического комфорта, определялись понятия гармонии среды с позиции дизайна. Объектами городского дизайна стали системы визуальных коммуникаций, торговые павильоны, киоски, остановки общественного транспорта, номерные знаки домов, устройства для внешней телефонной связи, фонари, почтовые ящики. Эти объекты предметного творчества становились элементами пространственной композиции. Вместе с декоративными покрытиями, лестницами, пандусами, цветочницами, урнами для сбора мусора, перголами, скамьями, озеленением, светоцветовыми устройствами они создавали гармонию ландшафта, важный аспект дизайнерского творчества, названного позже «ландшафтным дизайном».

Poker razz odds calculator