Rambler's Top100


ОБЩАЯ ПСИХОЛОГИЯ. РАЗДЕЛ “ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛОГИЮ” (Конспект лекций). Авторы: Ю.Н. КАЗАКОВ, Г.К. ЗОЛОТАРЁВА, редактор: Л.И. Александрова

4. Психологические различия между полами в разных возрастах

В научной психологии проблема выявления и объяснения половых различий имеет два аспекта. С одной стороны, источник поиска и даже выбор предметных областей для выделения маскулинных и фемининных психологических качеств восходит к традиционной дихотомии мужского и женского начал, точнее, соответствующих социальных стереотипов. Сами эти качества нередко совпадают с теми, что необходимы для присвоения половых ролей. С другой стороны, строгое объективное исследование направлено на констатацию действительных различий между полами и тем самым позволяет проверить наличие таких, которые “должны существовать” согласно полоролевым нормативным ожиданиям. Конечно, в своих гипотезах исследователь не всегда свободен от многочисленных житейских поверий, смешивающих нормативные качества с реальными. Но тем интереснее изучение действительных психологических различий между полами, результаты которого часто ставят под сомнение устоявшиеся “эталоны”.

Сравнительные исследования межполовых различий охватывают как познавательную, так и мотивационную сферы человека. Начнем с изложения гипотез и результатов исследования умственных способностей.

Житейские стереотипы полоролевого поведения сходны с привычными ролями мужа и жены. Работящая, усидчивая жена и деловой, инициативный муж – основа представлений о межполовых различиях по умственным способностям. Одно из них – гипотеза о том, что девочки успешнее осваивают простые навыки, монотонную работу, а мальчики лучше справляются с творческими задачами, требующими необычных свойств. В исследованиях эта гипотеза (получившая название гипотезы Бровермана) проверялась по частям. Типичный тест на образование простых навыков – выработка условных рефлексов позволяет привлекать любые возрастные группы. Исследования обуславливания у младенцев и дошкольников (звуковой и зрительный материал), а также младших школьников и подростков (вербальный материал) не выявили межполовых различий. Впрочем, в отдельных случаях девочки действительно превосходят мальчиков в скорости установления условных связей, но объясняется это “побочным” обстоятельством – их повышенной тревожностью.

Сходные результаты получены при выполнении мальчиками и девочками заданий, предполагающих творческое, оригинальное мышление. Так, количество необычных ответов по методике парных ассоциаций (нужно связать два понятия, различных по смыслу) у обоих полов оказалось примерно одинаковым. Интересен “тест цветных слов” (тест Струпа): предъявляются названия цветов, напечатанные цветными буквами, причем цвет букв, который нужно назвать испытуемому, не совпадает со смыслом слова (например, слово “красный” написано синими буквами). Время, необходимое для правильного ответа в данном тесте, – хороший показатель умения ориентироваться в неожиданной ситуации, не отвлекаясь на “очевидное”. Однако при широком диапазоне индивидуальных вариаций различия по этому показателю никак не связаны с различием полов. Таким образом, в целом гипотеза Бровермана не получает подтверждения.

Интересен другой устойчивый признак различия специальных умственных способностей по половому принципу – та чувственная модальность, с которой эти способности связаны. Общая теория напоминает известное положение о межполушарной асимметрии: девочки имеют преимущество в сфере слуховых (и вербальных навыков), мальчики – в сфере наглядно-пространственной. Конкретные предположения касаются уже самого раннего, младенческого возраста. Однако гипотеза о том, что в этом возрасте девочки предпочитают слуховую, а мальчики – визуальную стимуляцию, в последних исследованиях не подтверждается. Показательно, что независимо от модальности более значимыми для тех и других оказываются так называемые социальные стимулы, например, лица людей в отличие от геометрических фигур.

Неоднозначное подтверждение получает и знаменитая гипотеза о том, что девочкам более доступны вербальные задачи, а мальчикам – математические и наглядно-пространственные. Ее принятие не может быть полным и требует учета возрастной динамики развития способностей. Так, распространенное мнение о более раннем вербальном развитии девочек, подтвержденное работами 1930-40-х гг., пока еще (по данным для детей 3-х лет) не имеет достаточных статистических оснований. Во всяком случае позднее, в дошкольном возрасте, девочки не имеют соответствующего преимущества перед мальчиками (за исключением групп детей с умственной отсталостью). Оно появляется примерно к 10 годам и проявляется как в большей скорости чтения, так и в лучшем развитии речевых навыков. Интересна возможная связь этих половых различий с особенностями социального развития: именно в подростковом возрасте девочки с большим интересом обсуждают и лучше вербализируют свои телесные и психические переживания (хотя объясняют их не точнее мальчиков).

Преимущество в математических способностях, которое по традиции приписывается мальчикам, также обнаруживается достаточно поздно, в раннем юношеском возрасте (до этого половые различия имеют место в группах детей с умственной отсталостью: однако здесь лучше осваивают понятия числа и простые арифметические навыки не мальчики, а девочки). Юноши действительно превосходят девушек по средним оценкам, но насколько велико различие между ними по современным данным, еще не установлено.

Аналогично выявление половых различий и по наглядно-пространственным способностям. Последние проверяются по заданиям, требующим мысленного поворота фигуры или нахождения простой фигуры, “вставленной” в сложную конфигурацию. По результатам таких тестов мальчики начинают превосходить девочек в среднем после 10-12 лет, хотя некоторые из них могут иметь очень низкие оценки, в то время как отдельные девочки – очень высокие. До этого возраста достаточно широкие различия, например, в результатах теста “вставленные фигуры”, не относятся к половым. Нужно подчеркнуть, что данный показатель более дифференцированного когнитивного стиля не следует считать общим преимуществом мужского “аналитического ума”, с другими тестами на “выделенные фигуры из контекста” девушки справляются не хуже, а иногда и лучше юношей. Очевидно, эти трудности связаны именно с наглядно-пространственной сферой.

Успехи в интеллектуальном развитии тесно связаны со стремлением их достижения. При этом уровень мотивации достижения – еще один традиционный пункт сравнения мужчин и женщин. Относительно малое количество женщин, достигших крупных успехов в научных областях, нередко принимается за показатель отсутствия у них стремления к достижению (начиная с детского возраста). Однако во время школьного обучения, в младших классах, девочки больше чем мальчики ориентированы на высокую академическую успеваемость и, как правило, доказывают это на деле. Правда, мальчики, интересы которых выходят за рамки школьных в среднем чаще чем у девочек, более склонны к соревнованию (между собой), но девочки не уступают сверстникам в интеллектуальном развитии. Не обнаружено половых различий и в настойчивости, упорстве при решении задач. Не получило достаточно фактического подтверждения и распространенное мнение о том, будто девочки стремятся к внешней похвале, а мальчики проявляют больший интерес к содержанию своих занятий. Во всяком случае, к мнению и поддержке взрослых, родителей, учителей оба пола чувствительны в равной мере. Интересна возрастная динамика оценки будущих успехов на основе текущих реальных достижений. Среди подростков различий в самооценке развития способностей и самоуважении в целом не обнаруживается. Однако в студенческие годы положение меняется: студентки прогнозируют свои профессиональные достижения (при равных со студентами учебных успехах) менее оптимистично, напротив, среди студентов стереотип маскулинности, предметно-инструментальный стиль поведения и стремление к успеху обретают наиболее яркое и сильное проявление.

Преимущество в мотивации достижения и ряд других традиционных маскулинных черт обычно считается свидетельством более высокой общей активности мужчин. Поэтому здесь следует перейти от характеристики половых различий по умственным способностям к сравнению фундаментальных свойств темперамента, а также характера, типичных способов социального поведения.

К объективным показателям общей активности обычно относят количество и интенсивность двигательных, поведенческих реакций. В первые годы жизни половых различий по таким показателям не обнаруживается. Они появляются после 2-х лет в ряде случаев. Например, с этого возраста мальчики более активны девочек в игре между собой, причем в игре в одиночку различий не наблюдается. Взаимная активность мальчиков имеет специфические черты и, возможно, биологические причины. Показательны результаты опыта, произведенного на молодых обезьянах: если они содержались поодиночке (или вместе с матерями), то самцы и самки были равно активны, если же две пары “мать-ребенок” могли видеть друг друга (например, разделялись стеклянной перегородкой), то самцы проявляли гораздо большую активность. Хорошо известен и характер взаимного возбуждения при встрече молодых самцов (отличный от того, что наблюдается при встрече самок, а также самок и самцов): это агрессивность, стремление к физическому превосходству. По-видимому, половые различия относятся к наличию у самцов особых биологических сигналов, побуждающих к агрессивному поведению и к постоянной готовности реагировать на них.

Агрессивность – эмпирически установленный признак различия полов по темпераменту. Начиная с 2-летнего возраста, как в естественных, так и в искусственных условиях мальчики более агрессивны, чем девочки. Это относится как к физическим, так и вербальным проявлениям агрессии, причем последние обычно предшествуют первым, служат средствами доминирования в совместных играх. Данные половые различия универсальны и отмечаются во всех обществах и культурах, где проводились исследования. Понятно желание связать маскулинную агрессивность с особенностями мужской физиологии, найти ее объективно-телесный показатель. Одним из таких показателей является уровень мужского гормона – андрогена: он коррелирует со многими (правда, не со всеми) проявлениями агрессивного поведения, введение андрогена приводит к их усилению.

Интересна гипотеза о “латентной” агрессивности женщин, якобы не меньшей чем у мужчин, но ограниченной нормами полоролевого поведения. Проявляется эта агрессивность в специальных экспериментах: спонтанные агрессивные реакции у девочек довольно редки, но если их спровоцировать (показ и предложение выбрать среди других возможные способы поведения в различных ситуациях), то девочки с готовностью осваивают агрессивные “модели” реагирования. И все же гипотеза сомнительна, поскольку прямых свидетельств того, что девочки чаще наказываются за агрессивные поступки, нет (во всяком случае, в школе чаще и строже порицают и наказывают мальчиков). В среднем мальчики более агрессивны не только в совместных играх, но и в фантазиях, а также по отношению к младшим. По-разному реагируют мальчики во время агрессивных поступков на поведение своей “жертвы”: встречая сопротивление, девочки, в отличие от мальчиков, не склонны продолжать агрессию. В известных экспериментах по “обучению неопытного ученика” с возможностью наказывать его за ошибки электрошоком мужчины используют эту возможность чаще, дольше и с большей силой удара, чем женщины.

Высокая агрессивность мальчиков может быть связана с другими характерными чертами, например, с сопротивлением требованиям взрослых. Как правило, требования типа “Прекрати!”, “Положи на место!” девочки выполняют немедленно, а мальчики продолжают начатое действие, пока “нажим” не станет сильнее. Стремление настоять “на своем” нередко считают проявлением более общего стремления к лидерству, доминированию, тем самым объединяя его с мужской агрессивностью. Действительно, мальчики чаще чем девочки пытаются подчинить себе, иногда даже взрослых, но довольно редко девочек (которые сопротивляются подобным попыткам). Вопрос половых различий в доминировании над другими остается открытым, поскольку от 4-х лет до ранней юности общение детей разделяется обычно как раз по половому принципу. С возрастом лидировать на основании физического (“силового”) превосходства становится труднее: не исчезая само по себе, оно теряет силу, значимость. Интересы молодых людей настолько разносторонни, что лидер в одном деле может не обладать авторитетом в каком-либо другом. Во всяком случае, связь доминирования с агрессией в этом возрасте существенно ослабляется.

К выделению половых различий в способах социального взаимодействия подходят и с другой стороны – от стереотипа фемининности. В его состав по традиции включают стремление к подчинению, комфортность и, как иногда говорят, социабильность. Житейский опыт подсказывает, что девочки чаще хотят нравиться, быть “любимыми”. В раннем детстве они более привязаны к родителям, лучше контактируют с другими взрослыми людьми, да и позднее более чувствительны к мнениям и реакциям, не терпят одиночества и т.д. Фактических же подтверждений всему этому немного. Так, ни в одном исследовании не установлено половых различий в чувствительности к социальной стимуляции, у детей обоих полов она достаточно высока. Больше сходного, чем различного и в отношениях детей с родителями: как девочки, так и мальчики требуют родительского внимания, особенно в стрессовых ситуациях, и часто готовы им пренебречь ради освоения нового социального окружения. Существуют некоторые свидетельства о том, что, оставаясь без присмотра, более склонны к плачу… мальчики, хотя, по-видимому, это быстро проходящая тенденция младенческого периода.

Более высокая чувствительность девочек к эмоциональным состояниям других, их отзывчивость, сопереживание также оказываются данью житейского поверья. По результатам исследования, дети обоих полов в равной мере способны к идентификации с чувствами другого человека, готовы помочь ему, обрадовать, снять эмоциональное беспокойство.

Наиболее легкий материал для межполового сравнения характерных способов социального поведения дает “переходный” – подростковый возраст. Рассмотрим кратко его типичные черты, относительно независимые от индивидуальных различий.

Среди возрастных особенностей подростков – мальчиков и девочек – обычно выделяют стремление любым (не всегда адекватным) путем занять достойное положение в коллективе сверстников и в семье, избежать изоляции в классе и в группе близких друзей (порождающей повышенный интерес к “соотношению сил” внутри классных группировок), отмежеваться от всего “детского”, отсутствие авторитета возраста, повышенную требовательность к взрослым (в частности, восприимчивость к ошибкам учителей) и неприятие “необоснованных” запретов, ярко выраженную эмоциональность, чувствительность к неудачам, тенденцию фантазировать и мечтать о будущем при переоценке своих возможностей и боязнь утратить созданный идеал, интерес к своему физическому и умственному развитию и т.д.

Половые различия затрагивают в той или иной мере фактически все указанные особенности, прежде всего характер общения и социальные интересы.

Подростки-мальчики общаются обычно в больших компаниях, девочки (особенно в школе) – более интимно, парами или тройками. В общении мальчики эмоционально сдержанны, склонны к соревнованию, у них обычно не принято выражение личных привязанностей и “нежных чувств”, а девочки ценят именно откровенность и эмоциональный контакт, объединяясь не по сходству интересов, а по личной симпатии. Мальчики нередко входят в две малые группы одного и того же класса согласно разным предметным основаниям, избегают “закрытых” группировок и стремятся стать членами коллективов старшеклассников. Напротив, девочки избегают попадать в компании старшеклассниц и охотно (но без демонстрации и нажима) входят в состав мальчишеских группировок сверстников. Вместе с тем они чувствительны к колебаниям эмоционального климата внутри класса и могут остро реагировать на нейтральную позицию учителя в борьбе учеников за лидерство в классном коллективе. Девочки, как правило, более исполнительны, реже своевольничают и бравируют недостатками. Но именно они в среднем дольше сохраняют интерес к промашкам наставников (а также к любым разговорам в их среде), в то время как мальчики чаще поддерживают уважаемых учителей. Девочки обычно стремятся заслужить авторитет успехами в учебе, арсенал же “средств” самоутверждения мальчиков шире: и забота о расширении физических, умственных, волевых возможностей, и их переоценки, и более частый демонстративный негативизм.

Типичная подростковая роль – “классный шут” – невозможна для девочки. Интересно, что девочки в целом правильнее оценивают свои возможности и недостатки и обнаруживают большую (по сравнению с мальчиками того же индивидуального темперамента) эмоциональную устойчивость в положении “гадкого утенка” при отсутствии групповой или семейной поддержки. Впрочем, мальчики могут стойко переносить изоляцию от коллектива, причем, как правило, упрямо отстаивают принятые позиции и “пере­оценки ценностей” не производят. У девичьего же упрямства выявляется особая динамика даже в пределах подросткового возраста: если в 11 лет девочки реже прибегают к нему, то позже положение меняется, они не только чаще бывают упрямы без оснований (стойкое упрямство отмечается только у девочек), но и более склонны бравировать своей самостоятельностью.

Старшие подростки утверждаются в своей сексуальной идентичности, принимая внутренние позиции соответственно “мужчи­нам” и “женщинам”. Мальчики больше не враждуют с девочками, а девочки не игнорируют сверстников и даже принимают ухаживания с их стороны. В этом возрасте они действительно хотят нравиться, затрачивая на это немало усилий и несколько переоценивая значение внешней привлекательности. Телесная угловатость травмирует их в отличие от мальчиков, которые легко адаптируются с недостатками своей наружности. Мальчики-подростки отличаются влюбчивостью преимущественно романтического характера, обычно лишенной строгой изобретательности и без ожидания взаимности, с чем, по-видимому, связаны их сексуальная аморфность, равнодушие к половой морали, подчеркнутое восхищение избранным предметом (и демонстративное пренебрежение к другим сверстницам). Девочки же любят изобретательно, их мечты о желанном герое имеют сексуальную окраску; допуская разрушение сексуального барьера, они восприимчивы к половой морали и рассчитывают на взаимное чувство. Интересно, что если в младшем подростковом возрасте девочки обычно остро чувствительны к разделению людей по признаку пола, то в старшем эта чувствительность утрачивается и подчас наблюдается удивительный “когнитивный диссонанс”: чувство приоритета своего пола может сочетаться у девочек с выраженной неприязнью к женщинам и скрытой завистью к мужчинам. Более ранняя по сравнению с мальчиками готовность к любви имеет, таким образом, и свои специфические проблемы.

Завершая характеристику общих психологических различий между полами, нужно обсудить женскую принадлежность чувства материнства. У животных оно подчинено и обеспечено законами природы: гормоны, связанные с беременностью и деторождением, “заставляют” мать кормить, охранять, обучать малыша. Роль таких гормонов у человека еще не определена. Однако точно установлено, что и у животных, и у человека сам контакт с ребенком порождает и поддерживает потребность заботиться о нем, и это в равной мере характерно для женщин и мужчин. Традиционная фемининность материнского чувства косвенно подтверждается его реципрокным отношением с агрессивностью. Согласно результатам некоторых исследований, мальчики, имевшие опыт ухода за детьми, становились менее агрессивными в своих играх со сверстниками.

Таким образом, широкая панорама современных данных о психологических различиях между полами побуждает к пересмотру жесткого разделения маскулинных и фемининных черт. Вместе с тем при построении большинства шкал маскулинности-феминин­ности в качестве критериев по-прежнему привлекают и предметную направленность человека, и содержание его интересов, характер эмоционального реагирования, отношение к тем или иным аспектам половых ролей. Но это “противоречие” вполне закономерно, как и различие между общественным образцом и индивидуальностью. Ведь социальные стереотипы подобны картинкам в журнале мод: необходимы ориентиры в моде, они не требуют точного копирования. Прямой перенос наиболее ярких таких “образцов” на городскую улицу был бы нелепостью, признаком личностного дефекта. Действительно, выбор, совершаемый человеком в том, как следовать (или не следовать) принятым стереотипам, – это именно личностная проблема.

Poker razz odds calculator