Rambler's Top100


История государства и права России (1921–1928 гг.) (Курс лекций). Автор: Тимофеева А.А., редактор: Заворотная Т.Э.

Наследственное право

Право наследования было включено в декрет «Об основных имущественных правах граждан...», принятый ВЦИК 22 мая 1922 г. Однако в связи с декларативным характером этого нормативного акта реальных перемен в порядке наследования сразу за принятием декрета не последовало.

В НКЮ начали разрабатывать специальный нормативный акт о наследовании, который должен был быть утвержден СНК до принятия ГК. Этот декрет явился переходной ступенью от декрета об отмене наследования к главе «Наследственное право» ГК РСФСР 1922 г., в которой твердо говорится о переходе имущества по наследству. «Чистыми» можно было передать по наследству 10 тыс. руб. золотом, достаточно большое по тем временам состояние. Одновременно предполагалось введение высокого подоходного налога, размеры которого могли достигать 50%. В случае невозможности произвести раздел имущества, превышающего предельную стоимость наследства, устанавливалось «совместное владение» этим имуществом наследников и органов государства
(ст. 417), то есть возникла общая собственность государства и частных лиц.

Общее направление на ограничение возможности сконцентрировать в одних руках крупные состояния продиктовало и определение круга наследников, и порядок призвания их к наследству. Согласно
ст. 418 круг лиц, которые могли быть наследниками, ограничен прямыми нисходящими (дети, внуки, правнуки) и пережившим супругом умершего, а также лицами, фактически находившимися на иждивении умершего. Интересно, что наследование по закону лиц, находившихся на иждивении наследователя, – норма, свойственная исключительно социалистическому праву. Исследователям не удалось обнаружить подобного положения ни в одной системе.

Довольно узкий круг наследников в случае отсутствия завещания призывался сразу, закон не устанавливал никакой очереди. Это опять-таки вело к дроблению наследства, а, следовательно, уменьшало возможность концентрации в одних руках крупных состояний.

ГК предусматривал две формы наследования: наследование по закону и по завещанию. Однако круг наследников по завещанию совпадал с кругом наследников по закону, что могло способствовать передаче части собственности государству в виде выморочного имущества.

Сузив круг наследников по закону и по завещанию, Кодекс ограничил и свободу завещательного распоряжения. Наследователь мог оставить имущество лишь членам семьи и иждивенцам (даже если они не являются родственниками) или государству. Допускалась возможность лишения всех или части наследников по закону их доли наследства, а также перераспределение этих долей. Такой порядок имел тот минус, что давал возможность лишить наследства несовершеннолетних детей или нетрудоспособных родственников.

Для ГК характерно двойственное отношение к наследованию. Трудовая собственность всех граждан республики, за исключением крестьян, могла передаваться без каких-либо ограничений. трудно себе представить, чтобы имущество стоимостью ниже 10 тыс. руб. золотом и состоящее из предметов «обычной домашней обстановки и обихода» имело для кого-либо ценность, кроме членов семьи умершего. Ограничения касались прежде всего наследования промышленных, торговых предприятий, предметов роскоши, денежных капиталов, строений и отдельных прав (застройки, аренды и пр.). При общем сравнительно низком жизненном уровне населения Советской России переход по наследству имущества такого рода подлежал контролю и ограничению со стороны государства, чтобы не создавать в условиях социализма резкой разницы в имущественном положении граждан, тем более, что в основе богатства в этом случае лежал не добросовестный личный труд, а «счастливое» родство.

Уголовное право

Важным событием для развития уголовного права явилось принятие ВЦИК 26 мая 1922 г. Уголовного кодекса РСФСР, введенного в действие 1 июня 1922 г.

Обращает на себя внимание необыкновенная тщательность законопроектной работы, и это в чрезвычайно тяжелых условиях жизни страны в начале 20-х годов: несколько альтернативных проектов УК, сотни поправок на различных этапах обсуждения его, демократичность обсуждения, прежде всего, профессиональными юристами, несколько пленарных заседаний ВЦИК по проекту УК, наконец, постатейное обсуждение УК. Опыт столь тщательного, основательного принятия республиканского УК, к сожалению, затем ни разу не повторился.

Это был самый краткий из всех известных мировой истории уголовного права Кодекс: всего 218 статей. Одну четверть занимали нормы Общей части. Общая часть УК имела следующую систему: раздел I – пределы действия уголовного кодекса; II – общие начала применения наказания; III – определение меры наказания; IV – роды и виды наказаний и других мер социальной защиты; V – порядок отбывания наказания.

В том же 1922 г. последовало изменение УК в сторону дальнейшей гуманизации наказания в отношении несовершеннолетних и женщин. Постановление 1 V сессии ВЦИК 9-го созыва от 11 ноября 1922 г. установило, что наказание несовершеннолетним в возрасте от 14 до 16 лет судом смягчается наполовину, а от 16 до 18 лет – на одну треть против наивысшего установленного соответствующими статьями УК предела. Смертная казнь к несовершеннолетним не применялась, равно как и к беременным женщинам.

Таким образом, основные положительные черты первого советского Уголовного кодекса: а) ясное раскрытие понятия преступления, обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, целей наказания; б) реализация принципа вины.восстановлением (сравнительно с Руководящими началами) норм об умысле и неосторожности и т.д.

Законодатель предпринял попытку закрепить в УК демократическое начало, согласно которому право назначать наказание принадлежало только судебным органам. Однако вскоре после введения в действие Кодекса Коллегии ОГПУ было предоставлено право применять внесудебную репрессию при рассмотрении в специальных заседаниях дел о контрреволюционных преступлениях.

Одна из особенностей Кодекса – введение института аналогии в случае отсутствия в УК прямых указаний на отдельные виды преступлений. Это, безусловно, представляло шаг вперед по сравнению с правотворчеством судей на основе революционного правосознания.

Последний раздел содержал также нормы исправительно-трудового права, поскольку исправительно-трудовой кодекс в то время еще отсутствовал.

Принципиальным достижением УК 1922 г. явилась норма об умысле и неосторожности. Законодательная формулировка форм вины оказалась настолько удачной, что прошла испытание временем и с небольшими изменениями вошла в Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. и российское уголовное законодательство.

Предусматривалось, что уголовная ответственность могла последовать только при наличии состава преступления. УК сохранил дифференциацию преступлений по степени их социально-экономической опасности, выделив группу преступлений, направленных против социальных устоев, установленных властью; переквалифицировал некоторые составы преступлений (например спекуляцию); широко толковал должностные преступления и т.д.

УК занял позицию абсолютной ненаказуемости приготовлений к преступлению. Уточнено, что наказуемость соучастников определяется степенью участия их в преступлении. Расширена по сравнению с Руководящими началами система обстоятельств, исключающих уголовную ответственность: «необходимая оборона» дополнена «крайней необходимостью».

Система наказаний включала: а) изгнание из пределов РСФСР на срок или бессрочно; б) лишение свободы со строгой изоляцией или без таковой; в) принудительные работы без содержания под стражей; г) условное осуждение; д) конфискацию имущества, полную или частичную; е) штраф; ж) поражение прав; з) увольнение от должности; и) общественное порицание; к) возложение обязанности загладить вред. Смертная казнь не включалась в систему наказаний, что подчеркивало ее исключительный и временный, впредь до отмены Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом, характер.

Максимальный срок лишения свободы устанавливался в десять лет, что крайне гуманно вообще и для государства, где еще продолжалась гражданская война, существовала экономическая разруха, а преступность оставалась на высоком уровне, особенно.

УК занял позицию принципиальной незаменимости штрафа лишением свободы. Тем самым исключалась возможность неимущим осужденным лишаться свободы только потому, что они не имели средств для оплаты штрафа, а имущим откупиться деньгами за лишение свободы. При невозможности оплатить штраф УК заменял штраф принудительными работами без содержания под стражей.

Такая мера наказания, как лишение политических прав, была обусловлена остротой классовой борьбы в тот период. Лишение прав состояло в лишении активного и пассивного избирательного права, в праве занимать ответственные должности, быть народным заседателем, защитником на суде, попечителем и опекуном.

Самое легкое наказание – общественное порицание – заключалось в публичном (на собрании, сельском сходе и т.д.) объявлении вынесенного судом осуждения данному лицу с опубликованием приговора в печати за счет осужденного или без опубликования.

Кроме наказаний УК предусматривал меры социальной защиты двух видов: за деяния, не являющиеся преступлениями, и как дополнительные наказания. К первым относилось помещение в учреждение для умственно и морально дефективных и принудительное лечение, ко вторым – воспрещение занимать ту или иную должность или заниматься той или иной деятельностью, а также удаление из определенного места (высылка). Следует сразу отметить, что дополнительные по содержанию меры наказания неверно было объединять с мерами, наказаниями не являющимися и применяемыми к лицам, не совершавшим преступлений. Неясными оказались основания применения высылки до трех лет к лицу, признанному судом по своей преступной деятельности или по связи с преступной средой данной местности социально опасным. Если лицо виновно в «преступной деятельности», то за нее оно и должно нести наказание. «Связь же с преступной средой» может быть соучастием либо укрывательством или недоносительством. Именно за такую уголовно-правовую связь лицо только и должно отвечать.

Ст. 49 УК о высылке социально опасных лиц сослужила в последующих репрессиях крайне негативную службу, неслучайно по этой норме при обсуждении проектов УК шли горячие споры.

В феврале 1923 г. ВЦИК утвердил Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, который закрепил принцип производства по уголовным делам – публичность и гласность. Гражданско-процессуальный кодекс РСФСР, принятый в июне 1923 г., обязывал суд стремиться к выполнению всех обязательств дела.

Как в уголовном, так и в гражданском процессе действовал только кассационный порядок пересмотра судебных решений. 22 ноября 1926 г. ВЦИК принял новый Уголовный кодекс РСФСР, введенный в действие с января 1927 г., который не внес серьезных изменений в основные положения и принципы советского уголовного права, сложившиеся к тому времени: ряд положений был уточнен, УК РСФСР дополнен главой Х «О преступлениях, составляющих пережитки родового быта». По сравнению с предыдущей редакцией были более тщательно разработаны разделы о государственных и воинских преступлениях.

УК 1926 г. не имел раздела о порядке отбывания наказания, так как в этом уже не было необходимости: 16 октября 1926 г. ВЦИК утвердил Исправительно-трудовой кодекс РСФСР. Места лишения свобод делились на трудовые колонии, исправительно-трудовые дома, изоляторы особого назначения, переходные дома, главная задача которых – перевоспитание осужденных.

Кодексы РСФСР стали основой кодификационной работы в масштабе Союза ССР. Общесоюзные кодификации права (Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик (октябрь 1924 г.); Общие начала землепользования и землеустройства СССР (декабрь 1928 г.) и др.) отразили процессы централизации власти, управления и регулирования, происходившие в стране. Заканчивался нэп и начинался новый период государственно-правовой истории. Экономический либерализм сменился жестким планированием, а в правовой сфере складывалась закрытая система права, претендующая на законченность и полноту. Исчезали такие правовые критерии, как «революционное правосознание», их заменяли целесообразность и нормативизм.

Заключение

С окончанием гражданской войны и наступлением новой эпохи – 1921-1922 гг. – времени новых реальностей политической и экономической жизни страны – были приняты Уголовный, Гражданский, Земельный, Водный и др. кодексы, то есть, казалось бы, сделаны серьезные шаги по пути к правовому государству. При всем несовершенстве с современной точки зрения, эти законы закладывали основы права в противовес «революционной целесообразности». Вместе с тем, рождавшаяся административно-командная система управления уже с середины
20-х годов прибегала к «чрезвычайщине», формы проявления которой позже были разнообразны. Начинался новый период истории государства и права.

Со второй половины 20-х гг. наблюдается тенденция к отходу от демократических принципов, заложенных в разработанной в начале
20-х гг. системе кодексов. К концу 20-х гг. намечаются и изменения в политической системе советского общества. Нэп мог выжить, только обеспечив демократическую политическую надстройку. Однако произошло обратное. Партия активно влияла на законотворчество, добиваясь классовой законности и правового ограничения нэпа в противовес предлагаемой правоведами универсальности законности как достижения мировой цивилизации.

В советской политической системе возобладало негативное отношение к гражданскому праву и законности. Масштабы политического контроля партии над обществом увеличивались, правовые подходы заменялись волевыми требованиями. Элементы демократии, которые существовали в деятельности советов, в конце 20-х гг. были свернуты. Советы так и не стали органами подлинного народного самоуправления. По мере того, как во второй половине 20-х гг. стали брать верх командно-приказные методы управления, все отчетливее обозначался отход, а затем и полный отказ от политики (в том числе в области уголовного права), основанной на законе. Ставка на репрессии возобладала уже в конце 20-х гг. при применении чрезвычайных мер во время хлебозаготовок. Эта ставка на репрессии еще более усилилась и стала доминировать в первой половине 30-х гг.

Poker razz odds calculator