Rambler's Top100


История отечества. Авторы: Юферова С.В., Тригуб Г.Я., редактор: Ильин А.А.

Тема 10 РОССИЯ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И СОЦИАЛЬНЫХ ПОТРЯСЕНИЙ
Внешняя политика России в конце ХIХ – начале ХХ вв. Образование военно-политических союзов в Европе

Переход к империализму в конце ХIХ – начале ХХ вв. сопровождался углублением и обострением старых и возникновением новых острых противоречий капитализма, международных противоречий. Стремление капиталистических монополий к получению максимальных прибылей вело к борьбе за новые рынки сбыта и источники сырья, к экономическому и территориальному разделу мира, который на рубеже веков оказался поделен. Поэтому стали неизбежны войны за передел уже поделенного мира.

Совершенно исключительный для того времени шаг предпринял в начальный период своего правления российский император Николай II (1894–1917): в августе 1898 г. всем послам иностранных держав, аккредитованным в России, был вручен текст обращения, в котором содержался призыв к правительствам созвать международную конференцию для обсуждения проблем всеобщего разоружения. Международная конференция, в которой приняли участие представители 26 государств, была созвана в мае-июне 1899 г. в Гааге (Нидерланды). И хотя все участники понимали, что войны в будущем неизбежны, были приняты конвенции о мирных способах решения международных споров, о законах и обычаях войны и смягчении, по возможности, способов ведения войны; по основному вопросу – об ограничении вооруженных сил – конференция не приняла решения из-за противоречий между державами (проведенная в июле – октябре 1907 г. 2-я Гаагская конференция мира, инициатива созыва которой принадлежала также России и была поддержана уже 44 государствами, расширила и дополнила ранее принятые конвенции).

Идея разоружения оказалась утопичной в эпоху острых дипломатических и военных конфликтов, являвшихся следствием межимпериалистических противоречий. Так, причина обострения международной обстановки на Дальнем Востоке на рубеже ХIХ–ХХ вв. заключалась в обострении борьбы европейских держав, Японии, США за гегемонию в Тихоокеанском регионе. Столкновение интересов России, втянувшейся в раздел Китая и Кореи, с интересами Японии, поддержанной США и Англией (видели в России своего основного соперника в этом регионе), привело к русско-японской войне (9.02.1904–5.09.1905).Россия в войне с Японией потерпела поражение. Русско-японские переговоры об условиях заключения мира проходили при посредничестве президента США в американском городе Портсмуте. Российскую делегацию возглавлял С.Ю. Витте, который, проявив мастерство дипломата, сумел отклонить главные требования Японии: уплата огромной контрибуции, уступка всего Сахалина, передача Японии русских военных судов, пребывавших в нейтральных портах, и ограничение военно-морских сил России на Дальнем Востоке. В соответствии с Портсмутским мирным договором (5.09.1905) Россия признавала за Японией в Корее преобладающие политические, военные и экономические интересы, уступала Японии арендные права на Порт-Артур, Дальний и южную ветку КВЖД, а также уступала южную часть острова Сахалин (за что Витте, получивший за свою миссию графский титул, был тут же прозван “графом Полусахалинским”).

Переориентация в 1890-х гг. внешнеполитической активности России на Дальний Восток и германский экономический и политический нажим ослабили ее позиции в Европе, на Ближнем и Среднем Востоке. После поражения в русско-японской войне Россия активизирует свою внешнюю политику в Европе, где в последнюю четверть ХIХ в. произошли кардинальные перемены в расстановке политических сил, связанные с появлением в центре Европы Германской империи и образованием противостоящих военно-полити­ческих группировок: Тройственного союза (Германия, Австро-Венгрия, Италия; образован в 1879–1782 гг.) и Русско-французского союза (1893). Великобритания, придер­живаясь принципа так называемой блестящей изоляции (отказ от длительных и заблаговременных союзов в мирное время), в своей внешней политике использовала противоречия европейских держав, стремясь к гегемонии в Европе и пытаясь играть роль международного арбитра. Однако рост противоречий европейских держав по вопросу раздела и передела колоний привел к выдвижению на первый план в международных отношениях англо-германского антагонизма, что заставило правительство Великобритании искать пути сближения с Францией, а затем и с Россией. В 1904 г. было заключено англо-французское соглашение, получившее неофициальное название Антанта (французское "Entente cordiale" – "Сердечное согласие"). Наметившаяся на рубеже ХIХ–ХХ вв. тенденция к русско-англий­скому сближению была приостановлена англо-японским союзом 1902 г., направленным против России. Вместе с тем попытки Германии втянуть Россию в орбиту своей политики путем заключения Бьеркского договора 1905 г. не увенчались успехом. Министр иностранных дел В.Н. Ламздорф и председатель Совета министров С.Ю. Витте убедили Николая II в несоответствии Бьеркского договора, являвшегося результатом "личной дипломатии" императора, обязательствам России перед Францией. Формально договор не был расторгнут, но фактически в силу не вступил, так как в письме Николая II германскому императору Вильгельму II действие Бьеркского договора обусловливалось согласием на присоединение к нему Франции, что фактически было равносильно отказу России от Бьеркского договора.

Поражение России в русско-японской войне и революция 1905–1907 гг. привели к ее военному ослаблению и поставили перед российским правительством задачу вывода страны из внешнеполитической изоляции. Переориентация внешней политики России с Дальнего Востока в Европу в связи с возраставшей опасностью австро-германской экспансии на Балканах требовала обеспечения безопасности азиатских границ путем урегулирования разногласий с основными соперниками России в Азии – Великобританией и Японией. Достижение поставленных задач обеспечили русско-ан­глийское соглашение 1907 г. (о разграничении Тибета, Афганистана и Ирана на сферы влияния) и русско-японские соглашения 1907 г. (об установлении сфер влияния в Китае) и 1910 г. (о единстве действий в Маньчжурии), заключенные руководителем российской дипломатии А.П. Извольским (назначен на этот пост в апреле 1906 г.).

После заключения русско-английского соглашения 1907 г. начавший складываться военно-политический союз трех держав – Великобритании, Франции и России – получил наименование "Тройственного согласия" ("Triple Entente"). Формально союзные отношения между ними были закреплены после начала Первой мировой войны 1914–1918 гг. соглашением (в сентябре 1914 г.) об объединении их военных усилий против Германии и ее союзников и о незаключении сепаратного мира с противником. В ходе войны к Антанте присоединились Сербия, Греция, Италия, Румыния, США, Китай, Япония и многие другие государства. Антанта стала общим обозначением государств, воевавших против Германии и ее союзников.

Не увенчалось, однако, успехом стремление министра иностранных дел А.П. Извольского обеспечить России длительный мир и поднять ее международный престиж путем улучшения отношений как с Ве­ликобританией, так и с Германией и лавирования между блоками дер­жав. В 1908 г. на встрече с министром иностранных дел Австро-Венг­рии А. Эренталем в Бухлау Извольский, осознавая невозможность противодействия устремлениям Австро-Венгрии на Балканах до восстановления российских вооруженных сил, дал согласие на аннексию Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины (формально находившихся под юрисдикцией Турции) в обмен на обещание поддержать выдвинутый им план открытия черноморских проливов для российских военных судов. Однако нарушение Австро-Венгрией (поддержанной Германией) "джентльменско­го соглашения" (официальных документов в Бухлау подписано не было) значительно подорвало престиж Извольского, его действия получили в российских общественных кругах название "дипломатичес­кой Цусимы" (в 1910 г. А.П. Извольский был снят с поста министра). Боснийский кризис 1908–1909 гг., поставивший Россию на грань войны с Австро-Венгрией и Германией, рассматривается исследователями как международный кризис, открывший период подготовки двух противостоящих друг другу военно-политических блоков к Первой мировой войне. Попытки нового министра иностранных дел России С.Д. Сазоно­ва смягчить русско-германские противоречия в Иране путем заключения Потсдамского соглашения 1911 г. не затронули существа русско-германского антагонизма в политической (Балканский вопрос и статус проливов, опасность германского проникновения в Персию) и экономической (угроза экспансии Германии в России) областях.

Международные кризисы, предшествовавшие Первой мировой войне, Балканские войны 1912–1913 гг., явившиеся следствием обостре­ния межбалканской ситуации, осложненной территориальными спорами, – все это способствовало дальнейшему укреплению военно-полити­ческих союзов и усилению подготовки к войне.

Россия в годы Первой мировой войны

Причины Первой мировой войны. Первая мировая возникла в результате обострения противоречий между ведущими державами мира, что, в свою очередь, явилось следствием неравномерности их экономического и политического развития в конце ХIХ – начале ХХ вв., приведшего к изменению соотношений экономических, политических и военных сил на международной арене. Характерным для этого периода было то, что более высокими темпами развивались "молодые" капиталистические государства – Соединенные Штаты Америки, Германия и Япония, в короткий срок догнавшие и перегнавшие в технико-экономи­ческом отношении такие "ста­рые" колониальные страны, как Англия и Франция. Особенно показательным было развитие Германии, которая к 1900 г. обошла эти страны по уровню промышленного производства (выдвинув­шись на второе место следом за США), но значительно уступала в размерах колониальных владений. В силу этого интересы Германии и Англии сталкивались наиболее часто. Германия открыто стремилась к захвату английских рынков на Ближнем Востоке и в Африке.

Колониальная экспансия Германии встречала сопротивление Фран­ции, которая также обладала огромными колониями. Весьма острые противоречия между этими странами существовали из-за Эльзаса и Лотарингии, захваченных Германией еще в 1871 г.

Русско-германские противоречия наиболее отчетливо проявились в “таможенной войне”: Германия, стремясь превратить Россию в поставщика сырья и рынок сбыта для изделий своей промышленности, в то же время ограничивала ввоз русских сельскохозяйственных продуктов; в ответ были повышены пошлины на германские товары, что привело к резкому обострению русско-германских экономических отношений. Своим проникновением на Ближний Восток Германия также создавала угрозу интересам России в бассейне Черного моря. Австро-Венгрия, выступавшая в союзе с Германией, стала серьезным конкурентом России в борьбе за влияние на Балканах. Отношения балканских стран с великими державами привели к фактическому разделу Юго-Восточной Европы на зоны влияния. Причем Россия утратила ряд политических приоритетов в этом регионе, полученных ею после русско-турецкой войны 1877–1978 гг. (например, в Болгарии, которая принимала участие в Первой мировой войне на стороне Германии).

Обострение внешнеполитических противоречий привело к разделу мира на два враждебных лагеря и к складыванию двух империалистических группировок: Тройственного союза (Германия, Австро-Венгрия, Италия) и Тройственного согласия, или Антанты (Великобритания, Франция, Россия). США в канун войны не примкнули ни к одному из сложившихся в Европе блоков.

Цели России в войне. Характер Первой мировой войны. Страны, участвовавшие в войне, ставили перед собой захватнические цели (хотя правящие круги государств, вступивших в войну, и стремились найти благовидные предлоги для оправдания своих действий). По вопросу о целях России в Первой мировой войне в отечественной историографии имеет место некоторое "разночте­ние". Главная цель войны не всегда подчеркивается с должной четкостью и определенностью. Иногда на первый план выдвигают стремление России к захвату Константинополя и черноморских проливов, овладение которыми характеризуется как центральный, основной пункт внешнеполитической программы. Однако не балкано-ближневосточный, а европейский театр занимал главенствующее место в русской внешней политике в годы войны. Главной целью России, как и ее союзников, с самого начала было и оставалось сокрушение военно-экономического могущества Германии и устранение опасности установления ею своей гегемонии в Европе и в других районах мира, максимальное ее ослабление, вытеснение из числа великих держав и лишение имперского ранга (такая же участь должна была постичь и Австро-Венгрию). Россия стремилась преградить путь политической и экономической экспансии Германии на Восток. Поражение Германии должно было привести к вытеснению ее с азиатских рынков, в первую очередь из Персии и Китая, в чем были заинтересованы и Россия, и западные страны, Япония.

Весьма важными наряду с овладением проливами являлись "воссоздание единой Польши" в ее этнографических границах под верховной властью российского императора с предоставлением ей автономии в делах местного самоуправления, а также присоединение к России территорий, населенных "коренной русской народностью", – Галиции и Угорской Руси, что должно было служить не только политическим, но и стратегическим интересам государства.

Помимо реализации программы послевоенного устройства в победоносном исходе войны правящие круги видели важнейшее условие преодоления революционного общеполитического кризиса, укрепления своих позиций внутри страны, сохранения великодержавного престижа России и ее роли в мировых делах.

Таким образом, война велась ради перераспределения колоний и сфер влияния, велась, чтобы низвести вражеские государства до положения "второразрядных", исключив их из числа основных соперников и конкурентов стран-победительниц, а также чтобы решить свои внутренние проблемы. По своему характеру война 1914–1918 гг., следовательно, была империалистической, захватнической, несправедливой с обеих сторон (только для Сербии и Черногории эта война с самого начала стала оборонительной, национально-освободительной). В связи с тем, что война за передел мира затрагивала интересы всех империалистических стран, в нее постепенно оказалось втянутым большинство государств мира (тридцать восемь государств). Война стала мировой как по своим целям, так и по масштабам.

Начало войны. Общий ход военных действий. Непосредственным поводом к началу военных действий послужило убийство 28 июня 1914 г. в Сараево наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда членом националистической организации "Млада Босна" Гаврилой Принципом. Правительство Австро-Венгрии с одобрения Германии предъявило Сербии ультиматум, требуя свободы вмешательства во внутренние дела Сербии. Несмотря на принятие Сербией почти всех условий, Австро-Венгрия 28 июля объявила ей войну. В ответ на агрессивные действия Австро-Венгрии Россия начала 29 июля частичную, а 31 июля всеобщую мобилизацию. Это обстоятельство было использовано Германией как повод для объявления 1 августа войны России и 3 августа – Франции. Без объявления войны германские войска начали вторжение в Бельгию, поправ ее нейтралитет, гарантированный несколькими государствами. Это явилось удобным предлогом для вступления в войну Англии, объявившей в ночь с 4 на 5 августа от себя и от имени своих доминионов (Австралия, Канада, Новая Зеландия) войну Германии. 6 августа Австро-Венгрия объявила войну России, а через несколько дней оказалась в состоянии войны со всеми государствами, с которыми уже воевала Германия. В конце августа на стороне Антанты выступила Япония, которая решила воспользоваться тем, что Германия будет скована на Западе, и захватить ее колонии на Дальнем Востоке. 30 октября 1914 г. на стороне Германии в войну вступила Турция. В октябре 1915 г. к австро-германскому блоку примкнула Болгария. Образовался Четвертной союз Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии (бла­годаря их совместным усилиям была разгромлена маленькая Сербия, хотя ее армия и правительство, покинув страну, продолжали борьбу).

Из государств, входивших в противостоявшие друг другу группировки, одна только Италия не вступила в войну в 1914 г., заявив о своем нейтралитете. Она начала военные действия в мае 1915 г. на стороне Антанты (разорвав союзнические отношения с Германией и Австро-Венгрией в обмен на обещание стран Антанты передать Италии часть австрийских, турецких владений и Албанию). В апреле 1917 г. на стороне Антанты в войну вступили также США.

Начавшиеся в августе 1914 г. военные действия развернулись на нескольких театрах и продолжались до ноября 1918 г.

Россия приняла активное участие в войне раньше, чем это ожидалось ее противниками. Идя навстречу пожеланиям союзников (потерпевших поражение в Приграничном сражении), российское командование решило еще до окончательного развертывания своих армий перейти к активным действиям и начало наступление Северо-Западного фронта в Восточной Пруссии. Почти одновременно началось наступление Юго-Западного фронта в Галиции и Польше против австро-венгерских войск.

Несмотря на то, что в Восточной Пруссии русские войска из-за плохого руководства со стороны Ставки не смогли развить первоначальный успех и потерпели тяжелое поражение (армия генерала А.В. Самсонова была разгромлена, а армия генерала П.К. Реннен­кампфа вытеснена из Восточной Пруссии), Россия отвлекла силы Германии и способствовала поражению германских войск в битве на реке Марна (сентябрь 1914 г.) на Западном фронте.

В сентябре 1914 г. русские войска прорвали оборону австрийских армий и заняли Галицию с городами Львов, Перемышль, Черновцы. Успешно завершились и операции против Турции, войска которой потерпели тяжелое поражение в Закавказье (в районе Сарыкамыша) и были отброшены в пределы Турции (в дальнейшем на протяжении всей Первой мировой войны Турции так и не удалось добиться сколько-нибудь значительного успеха ни в Закавказье, ни на черноморском театре военных действий).

К концу 1914 г. стало очевидно, что война принимает затяжной характер. Но к ведению такой войны не было подготовлено ни одно государство. Мобилизационные запасы, при помощи которых воюющие стороны намеревались вести войну, оказались весьма ограниченными. Промышленность не успевала в необходимых количествах производить оружие и боеприпасы. Перед каждой из воюющих сторон возникла сложная задача перевода своей экономики на военные рельсы. Оказалось недостаточной также и численность кадровых армий. В результате потерь части и соединения испытывали недостаток личного состава, а на формирование новых уходило значительное время. В такой обстановке, при отсутствии единства и согласованности действий внутри каждой коалиции, проходила разработка планов ведения войны на 1915 г.

Оказавшись перед фактом провала своих первоначальных планов (осуществление "молниеносной войны"), германский Генштаб решил в 1915 г. на Западном (французском) фронте перейти к обороне, а все силы сосредоточить на Восточном фронте, разгромить русскую армию и вывести Россию из войны.

В мае 1915 г. австро-германские силы начали прорыв в районе Горлицы (Галиция), а в июле – в Польше. Союзники не предприняли в течение лета 1915 г. ни одной крупной операции, предоставив таким образом Германии возможность перебросить на русский фронт не только все свои резервы, но также часть сил с Западного фронта (Великобритания и Франция стремились за счет России обеспечить благоприятные условия для усиления своих вооруженных сил и перестройки экономики на нужды войны). Русские войска, испытывая недостаток в орудиях, боеприпасах, снаряжении и медикаментах, упорно сопротивлялись, но вынуждены были оставить Галицию, Буковину, Польшу и Литву. К осени 1915 г. фронт стабилизировался на линии Рига – Пинск – Дубно, и противники перешли к позиционной войне.

Причиной отступления русской армии в 1915 г. была военно-тех­ническая слабость России (Россия отставала от других европейских государств в производстве всех технических средств борьбы, прежде всего тяжелой артиллерии и авиации; особенно тяжелое положение сложилось с обеспечением боеприпасами – все это влекло большие потери в живой силе). Не приспособленной к военному положению оказалась транспортная система России: одноколейные железные дороги не могли обеспечить всех перевозок, их пропускная способность была крайне низкой, что привело к перебоям в снабжении армии, снижало маневренность войск. Кроме того, в 1913 г. из-за преступной политики монополий (в угольной и нефтяной отраслях монополии сдерживали производство, чтобы создать дефицит на рынке и поднять цены) железная дорога израсходовала значительную часть мобилизационного запаса, за что пришлось расплачиваться дорогой ценой во время войны. Россия оказалась не готова к войне в 1914 г.: военная программа – одно из важнейших мероприятий, осуществлявшихся в ходе подготовки к войне, – не была выполнена (выполнение так называемой "Боль­шой программы по усилению армии", рассчитанной к тому же на подготовку к кратковременной войне, намечалось на 1914–1918 гг.).

Успехи на Восточном фронте в 1915 г. не дали Германии главного – не вывели Россию из войны, и война на два фронта продолжалась.

В начале 1916 г. Германия перенесла главный удар на Западный фронт, надеясь прорвать французские укрепления в районе крепости Верден. Яростные артиллерийские обстрелы и атаки немецкой пехоты продолжались с конца февраля до декабря, но прорвать французскую оборону не удалось.

На Восточном фронте в июне 1916 г. началось общее наступление русских войск. Наиболее успешными оказались действия армий Юго-Западного фронта. Под командованием генерала А.А. Брусилова русские войска прорвали австро-венгерский фронт восточнее Луцка, заняв Буковину, большую часть Галиции, достигли Карпат. Прорыв на Восточном фронте облегчил положение союзников под Верденом и позволил им начать наступление на реке Сомма. Кроме того, он избавил Италию от угрозы поражения и подтолкнул Румынию к вступлению в войну на стороне Антанты в августе 1916 г.

Однако Россия не смогла продолжить успешно начатого наступления из-за нехватки боеприпасов и резервов. К тому же поражение Румынии и оккупация ее территории германскими войсками (в декабре 1916 г.) намного увеличили протяженность Восточного фронта. В началом зимы на Западном и Восточном фронтах стороны перешли к позиционной войне.

Продолжавшаяся война вызвала крайнее напряжение сил воюющих сторон, способствовала обострению внутриполитических и социальных противоречий. Тяжелым оказалось к началу 1917 г. положение стран Четвертного союза. Германская армия не могла предпринять широких активных действий ни на западе, ни на востоке, экономика не обеспечивала резко возросшие потребности войны. В еще более тяжелом положении находились Австро-Венгрия, Турция и Болгария, армии которых также были не способны к наступательным действиям.

Общая стратегическая обстановка к началу 1917 г. была более благоприятной для Антанты. Перевес стран Антанты над странами Четвертного союза заметно усилился в связи с вступлением в войну США в апреле 1917 г. Однако и страны Антанты испытывали трудности, особенно Россия, где массовое недовольство широких слоев населения вылилось в феврале 1917 г. в революцию.

В результате Февральской буржуазно-демократической революции в России была свергнута монархия, власть перешла в руки Временного правительства. Временное правительство подтвердило как военные обязательства России перед союзниками, так и территориальные притязания (Галиция, Угорская Русь, польские земли, турецкая Армения, проливы) и особые интересы на Балканах и Ближнем Востоке. Россия продолжала участвовать в войне.

Июльское наступление, предпринятое Временным правительством на Восточном фронте, оказалось неудачным. Германское командование, обеспокоенное активностью русских войск, организовало контрудар. На юге русские войска оставили Галицию, на севере – Прибалтику, включая Ригу. Провал летнего наступления России имел для нее далеко идущие последствия. Судьба и итоги Первой мировой определялись уже фактически без ее участия. Леворадикальная часть общества воспользовалась военным поражением для подрыва доверия к Временному правительству, для захвата власти в октябре 1917 г.

Борьба за выход из империалистической войны. Брестский мир. Октябрьская революция и приход к власти большевиков оказали решающее влияние на ход событий на русско-германском фронте в 1917 г. В "Декрете о мире", принятом 26 октября 1917 г. II Всероссий­ским съездом Советов, большевики предложили всем воюющим народам и их правительствам свой вариант выхода из империалистической войны – немедленное заключение справедливого, демократического ми­ра, то есть мира без аннексий и контрибуций. 26 октября советское правительство разослало всем дипломатическим представительствам ноту, предлагавшую немедленно начать переговоры о мире.

На переговоры согласилась только Германия. В результате проходивших в Брест-Литовске переговоров 2 декабря 1917 г. был подписан договор о перемирии сроком до 1 января 1918 г., но вести мирные переговоры на основе "Декрета о мире" германские представители согласились только в том случае, если аналогичную позицию займут страны Антанты.

Иллюзий в отношении готовности правительств стран Антанты и Четвертного союза подписать "демократический мир" большевики не строили, но твердо придерживались позиции, что "гра­бительский империалистический мир" революционная Россия не подпишет, предлагая народам взять дело мира в свои руки. Такая позиция во многом объяснялась убежденностью большевиков в том, что продолжающаяся Первая мировая война приведет к скорой мировой социалистической рево­люции. В ожидании мировой революции большевики пытались первое время, невзирая на развал армии и экономики, с одной стороны, и силу германской армии, с другой, уклониться от признания факта, что Россия войну с Германией проиграла, и затягивали мирные переговоры с Германией в Брест-Литовске. Однако невозможность продолжения войны была очевидна, поэтому в январе 1918 г. Л.Д. Троцкий предложил формулу: "Войну прекращаем, армию демобилизуем, но мира не подписываем". В.И. Ленин поддерживал эту позицию до того момента, пока германская сторона не предъявила ультиматум: либо подписать мир на германских условиях, либо германские войска открывают военные действия.

Правящие круги Германии ставили задачу навязать России сепаратный мир, за счет свертывания Восточного фронта перебросить войска и укрепить Западный фронт, добиться более благоприятных условий мирного договора со стороны Антанты. 18 февраля 1918 г. (после отклонения советской стороной ультиматума) германские и австро-вен­герские войска перешли в наступление по всей линии фронта, остановить которое удалось с большим трудом. Возобновились переговоры, и 3 марта 1918 г. был подписан Брестский мир, положивший конец участию России в войне. Страна получила необходимую ей мирную передышку, но Советская Россия должна была выплатить Германии 3‑миллиардную контрибуцию, от нее отторгались Украина, Финляндия, Грузия, Польша, Прибалтика (условия горького и тяжелого Брестского мира были аннулированы после того, как в Германии 9 ноября 1918 г. началась революция).

Экономика России в годы I мировой войны. Война явилась серьезным испытанием для российской экономики. Были нарушены тра­диционные экономические рыночные связи. Не приспособленной к военному положению оказалась транспортная система страны. Ярко проявились слабость экономических ресурсов и техническое отставание промышленности, что вело к хозяйственной разрухе. С началом войны сократились добыча нефти, угля, производство металла. Закрывались заводы: одни – из-за нехватки сырья, другие – в результате невозможности получить необходимые станки и оборудование за границей. Тяжелые последствия, несмотря на осуществлявшуюся эвакуацию, имела оккупация ряда областей Российской империи, промышленность которых давала до войны 1/5 часть стоимости валовой продукции страны. Производительность труда в промышленности в первый год войны резко упала из-за мобилизации на фронт квалифицированных рабочих. В последующие годы рост ее наблюдался только в военных отраслях, получивших приоритетное развитие.

Правящие круги России взяли курс на форсирование производства продукции военного назначения. Создавалась сеть новых заводов по производству винтовок, орудий, взрывчатых веществ и т.д. Сотни мелких заводов, мастерских привлекли к обеспечению нужд фронта. В Петрограде действовал Комитет военно-научной помощи – объединение выдающихся российских ученых, внедрявших свои изобретения, усовершенствования в военное производство. В результате принятых мер в период с января 1915 г. по январь 1916 г. возросло производство продукции металлообрабатывающей (на 300 %) и химической (на 250 %) промышленности, производство винтовок (в 3 раза), орудий (в 4–8 раз), боеприпасов (в 2,5–5 раз) и других вооружений. И хотя перестройка экономики на военный лад происходила медленно, к 1916 г. положение с обеспечением армии начало выправляться. Войска получили в достаточном количестве снаряды и патроны, снаряжение, обмундирование, обувь (правда, по сравнению с противником все еще низкой оставалась насыщенность пулеметами, тяжелыми орудиями, самолетами). Однако колоссальный рост вооружений и военного имущества осуществлялся за счет отраслей, производивших мирную продукцию; начиная с 1917 г. они находились в глубоком кризисе. Промышленные предприятия, не связанные военными заказами, сокращали выпуск продукции. Закрывались мелкие предприятия. Так, ценой перенапряжения экономики Россия выходила из кризиса в снабжении армии оружием и боеприпасами.

Ведение войны сопровождалось увеличением военных расходов и падением жизненного уровня основной массы населения. Общие расходы на войну к марту 1917 г. уже превысили 30 млрд. руб., что привело к увеличению общего количества денег в стране. Покупательная способность рубля упала, цены возросли. В условиях обесценивания денег и дефицита, вызванного сокращением производства гражданской продукции, товарно-денежные отношения постепенно вытеснялись натуральным обменом. Росла спекуляция.

Сильно пострадало в результате войны сельское хозяйство, прежде всего потому, что лишилось рабочих рук (в армию была призвана почти половина мужчин-крестьян). В сельском хозяйстве, как и в промышленности, широкое распространение получил труд женщин и подростков (к 1917 г. его доля в промышленности составила уже 54%), а также военнопленных (около 600 тыс. чел.), но он был малопроизводителен. Резко сократились посевные площади (в том числе и в результате оккупации), поголовье крупного рогатого скота и лошадей, урожайность зерновых. Уменьшился валовой сбор хлеба, но в первую очередь упало производство товарного хлеба. Были сорваны хлебозаготовки. Продовольственный кризис, порожденный войной, грозил голодом. В 1916 г. правительство вынуждено было прибегнуть к такой мере, как продразверстка – изъятие у крестьян излишков хлеба. Но проблему решить не удалось.

Первая мировая война, выявив недостатки экономики России, вместе с тем ускорила развитие капитализма. Усилилась концентрация производства и капитала: наблюдался рост численности акционерных обществ; создавались тресты и концерны, поддерживаемые капиталом. Между монополиями шла жесткая борьба за рынок и военные заказы, за источники сырья, топлива.

Значительно возросла роль банков, усилился финансовый капитал. К 1917 г. крупнейшие российские банки господствовали в железнодорожных обществах, машиностроении, контролировали до 60 % акционерных капиталов в черной и цветной металлургии, нефтяной, лесной и многих иных отраслях промышленности. Новые средства вливались преимущественно в военную промышленность, дававшую огромные прибыли финансовой олигархии.

Для распределения военных заказов и поставок, для мобилизации промышленности на нужды войны были созданы по инициативе российской буржуазии специальные органы. В начале войны были созданы Земский и Городской союзы, позже (в 1915 г.) – Объединенный комитет Всероссийского земского союза и Союза городов (Земгор). Земгор с согласия правительства (которое рассчитывало с его помощью разгрузить крупные военные заводы от производства ряда предметов) осуществлял некоторые государственные, военно-хозяйственные функции: мобилизация в военных целях кустарной промышленности и распределение заказов, организация заготовки сырья и материалов, содействие эвакуации промышленных предприятий, размещение беженцев, военно-санитар­ное дело и др.

В мае 1915 г. было принято решение о создании Военно-промыш­ленных комитетов (утверждено императором в августе 1915 г.). Военно-промышленные комитеты (ВПК) – общественные организации, созданные во время Первой мировой войны для содействия правительству в мобилизации промышленности под лозунгом “Все для фронта, все для победы”. Территориальные и функциональные подразделения возглавлял Центральный военно-промышленный комитет (ЦВПК). ВПК сыграли определенную роль в привлечении к выполнению заказов мелких и средних предприятий, приспособлении промышленного производства к нуждам войны.

Земгор и ЦВПК своей деятельностью способствовали усилению влияния торгово-промышленной буржуазии и либеральных помещиков, стали одной из опор “Прогрессивного блока” (объеди­нявшего в Думе широкую оппозицию самодержавию).

Наряду с ростом активности и организованности буржуазии в годы войны заметно усилилась роль государства в экономике страны. Расширилась государственная собственность за счет строительства железных дорог и военных заводов; многие заводы были взяты под специальный надзор. Кроме того, были созданы органы прямого государственного регулирования. Так, в 1915 г. образовались правительственные Особые совещания по обороне, топливу, продовольствию, перевозкам, артиллерийскому снаряжению. С работой Особых совещаний была тесно связана деятельность ВПК и Земгора. Представители Военно-промышленных комитетов входили (с правом совещательного голоса) в состав Особых совещаний, но не участвовали в Особых совещаниях по продовольствию и перевозкам. Особые совещания ведали распределением заказов, сырья, топлива, оборудования, рабочей силы, продовольствия, устанавливали цены и очередность перевозок. Через эти органы государство координировало и регулировало не только военное производство, но и экономику в целом.

Создание государственных регулирующих органов в важнейших отраслях промышленности происходило по инициативе и при активном участии монополистической буржуазии. Вместе с тем буржуазия, не обладавшая достаточной политической властью, во многих случаях противилась вмешательству государства в промышленное производство. В настороженном отношении российского крупного капитала к активизации государственного вмешательства в экономическую жизнь не было ничего исключительного, присущего лишь для России. Однако для определенных опасений все же имелись большие основания: усиливавшиеся тенденции к расширению вмешательства правительства в сферу государственного регулирования экономики все более и более шли вразрез с другой тенденцией, также порожденной условиями военного времени, – тенденцией к укреплению позиций различных предпринимательских организаций. Царизм, не имея реальных возможностей обеспечить дело государственного регулирования экономики без монополистических союзов и предпринимательских организаций, допускал лишь такие способы и формы контроля, регламентаций и управления, которые не могли всерьез угрожать бюрократическому всевластию и оставляли чиновникам потенциальные возможности вмешательства в дела капиталистических монополий, хотя и предоставляли им известные конкретные функции в деле регулирования той или иной отрасли экономики.

Итак, в России в годы Первой мировой войны, как и в других странах, усилилась тенденция вмешательства государства в экономическую и социальную жизнь, развивались элементы государственно-монополис­тического капитализма (ГМК). Однако уровень развития ГМК в России не достиг той степени зрелости, когда происходит подчинение государственного аппарата монополиям. Этот процесс сковывался и притормаживался существовавшим в стране политическим строем. Стремление же государства в экстремальных условиях военного времени руководить всей хозяйственной жизнью страны традиционными методами произвольного казенно-бюрократического вмешательства, попечительства и опеки не могло не обусловливать громоздкости, нерациональности и неэффективности стихийно складывавшейся системы ГМК, оказывая тем самым отрицательное воздействие на всю экономическую жизнь.

Складывание государственно-монополистического капитализма не предотвратило хозяйственной разрухи и продовольственного кризиса. Экономические трудности заставили правительство обратиться за помощью к союзникам. Россия остро нуждалась в кредитах, в поставках недостававшего ей вооружения, снаряжения, боеприпасов и различной военной техники, как и некоторых видов стратегического сырья, транспортного и промышленного оборудования. Многочисленные займы и военные заказы увеличили государственный долг России на 1 января 1917 г. до 33,6 млрд. руб. Капиталовложения иностранных держав достигли в 1916 г. 50 % от всего основного капитала русской промышленности. Зависимость России от иностранного капитала в годы войны усилилась, и союзники использовали создавшееся положение в своих интересах. В свою очередь, Англия, Франция и Италия находились в боль­шой зависимости от России как фактора военной силы – от ее много­миллионной армии, без содействия которой западные державы были обречены на поражение как в 1914–1915 гг., так и в 1916 г. Такой фактор, как военная сила России во многом определял ее роль и место в системе Антанты.

Военные успехи русской армии в первый период войны, ее роль в крушении германских планов "молниеносной войны" привели к росту роли России в Антанте и формальному согласию союзников на удовлетворение ее "исторических интересов" в отношении Черноморских проливов (англо-франко-русское соглашение 1915 г.). Последовавшее затем поражение и отступление русской армии из Галиции и Польши привели к тому, что Великобритания и Франция стали отводить русской армии второстепенную задачу – ведение войны на истощение войск противника. Западные союзники без участия России выработали общесоюзническую военно-политическую концепцию и конкретные стратегические планы, в соответствии с которыми решающим признавался западный театр военных действий. Февральская революция, рост антивоенных настроений в стране и развал армии подорвали веру союзников в возможность дальнейшего активного участия России в войне, однако они не пошли на освобождение России от ее союзнических обязательств. С принятием II Всероссийским съездом Советов 26 октября 1917 г. "Декрета о мире" Россия вышла из Антанты, что было подтверждено заключением сепаратного Брестского мира (1918) с центральными державами.

Первая мировая война оказала огромное влияние не только на экономику и международные отношения, но и на развитие внутриполитической ситуации.

Нарастание политического кризиса. В канун Первой мировой войны в России наблюдался подъем революционных сил. В обстановке революционного подъема в стране произошло сплочение "левых" сил, нарастала широкая оппозиция самодержавию и правительственной политике в цензовом обществе. Объявление Германией войны России вызвало в стране общий патриотический подъем, приглушивший недовольство в обществе.

Отношение к войне различных общественно-политических сил было неоднозначным. Последовательными противниками войны выступили большевики. Большевистская фракция Государственной думы 26 июля 1914 г. вместе с депутатами-меньшевиками осудила войну и отказалась голосовать за военные кредиты, в знак протеста покинув зал заседаний. Лидеры большевиков, разоблачая захватническую сущность войны и исходя из интересов мировой социалистической революции, выдвинули лозунг "революционного пораженчества". Сущность его заключалась в идее поражения в войне "своего" правительства. Предполагалось, что этот лозунг поддержат социалисты других ведущих стран. Поражение буржуазных правительств должно привести к их политичес­кому банкротству и открыть благоприятные возможности для победы мировой социалистической революции. Прекращение войны большевики связывали не с доведением ее до победного конца, а с социалистической революцией, которая произойдет вследствие превращения империалистической войны в гражданскую против эксплуататорских классов.

Среди меньшевиков не было идейного единства. Большая часть меньшевиков поддержала идеи национального единства, социального мира, выдвинув лозунг "защиты Отечества", с обоснованием которого выступил Г.В.Плеханов. Центристские позиции занимали меньшевики, осуждавшие империализм и шовинизм, провозглашавшие такие лозунги, как "демократический мир без аннексий и контрибуций", "демократизация" общественного строя России, но вместе с тем доказывавшие несвоевременность революционных действий (П.Б. Аксельрод, Ф.И. Дан, И.Г. Церетели, Н.С. Чхеидзе). Была группа меньшевиков (Ю.О. Мартов и др.), остававшаяся на позициях интернационализма.

В начале Первой мировой войны наметились разногласия по вопросу об отношении к войне среди эсеров. Были "оборонцы" (Н.Д. Авк­сентьев и др.), исходившие из признания за каждой нацией права на самоопределение и, следовательно, права на защиту от вооруженного нападения и поэтому выступавшие за войну до победного конца, и были "интернационалисты" (М.А. Спиридонова, М.И. Натансон, В.М. Чернов и др.), выступавшие против поддержки империалистических устремлений буржуазии.

Оборонческая позиция подавляющей части социалистов фактически служила поддержкой правительственному курсу. Но наиболее последовательными сторонниками ведения войны и преследовавшихся в войне целей являлись буржуазные и консервативно-монархические партии, заявившие о своей поддержке правительства и призвавшие народ сплотиться вокруг "своего державного вождя" для достижения военной победы.

Манифестации с заверениями в преданности царю и Отечеству продолжались, однако, недолго. Суровые испытания небывалой дотоле кровопролитной войны, развал экономики, лишения, военные поражения способствовали тому, что приторможенное войной революционное движение вновь стало нарастать, усилились антивоенные настроения. Уже в августе 1914 г. в стране начались забастовки. В 1915 г., по официальным данным, бастовало 500 тыс. рабочих, в 1916 г. стачки приобрели еще больший размах, охватив 1 млн. человек. Война резко обострила социальные противоречия в деревне – как между всем крестьянством и помещиками, так и между беднейшим крестьянством и зажиточными слоями. Усилилось национально-освободительное движение. Массовое недовольство переросло в протест против войны, охвативший армию, где дело дошло до братания русских солдат с солдатами противника. Росту стачечного и антивоенного движения в стране, организованности и политизации выступлений в тылу и на фронте способствовала деятельность большевиков и других революционных партий.

По мере военных неудач нарастала и оппозиционность слоев населения, политических партий, не разделявших революционных настроений. Так, поражения русских войск весной и осенью 1915 г. вызвали резкую критику правительственной политики со стороны Государствен­ной думы. Думские фракции (кадеты, прогрессисты, октябристы и др.) выступили с требованием создания кабинета, пользующегося "доверием страны" (то есть Государственной думы). Вокруг этого лозунга объединились большинство фракций Государственной думы и часть групп Государственного совета. Переговоры между ними привели к подписанию в августе 1915 г. соглашения о создании "Прогрессивного блока" (вне блока остались правые и националисты; трудовики и меньшевики не входили в блок, но фактически поддерживали его). Оппозиционный блок настаивал на проведении хотя бы минимума социально-политических реформ, доказывая, что победа в войне невозможна при сохранении старых методов управления. Однако притязания либералов наталкивались на сопротивление царского правительства любым переменам.

Царский режим упускал момент, когда еще можно было переломить ситуацию. Все предложения от либеральных кругов о расширении полномочий Думы, о привлечении в правительство деятелей, пользующихся общественной поддержкой, о более широкой опоре на земства, города, кооперацию упорно отклонялись императором Николаем II и его окружением. Частая смена министров с привлечением послушных царю, но бездарных деятелей (И.Л. Горе­мыкин, Б.В. Штюрмер, А.Д. Про­топопов), прозванная "министер­ской чехардой" и лишь раздражавшая общественность, продолжалась. Механизм, обеспечивавший жизнеспособность монархии перестал действовать.

Таким образом, с середины 1915 г. в стране начался и развивался политический кризис. К лету-осени 1916 г. царский режим столкнулся внутри и вне Государственной думы с чрезвычайно широкой и разнообразной оппозицией в лице различных политических сил, партий, организаций цензового привилегированного общества. Даже в организации Объединенное дворянство – этой цитадели самодержавия – в 1916 г. произошел раскол из-за продолжающейся поддержки их лидерами существующего правительства и их оппозиции "Прогрессивному блоку". Более того, одновременно в царской семье, в Думе, в Ставке Верховного Главнокомандования велись закулисные маневры по замене Николая II через дворцовый переворот. Убийство Григория Распутина 17 декабря 1916 г. – этот нашумевший акт отчаяния монархистов во имя спасения царизма – свидетельствовало, что в высших государственных сферах росло понимание глубокого политического и нравственного кризиса самодержавия.

Однако действия оппозиции были нерешительными, а сама оппозиция разрозненной. Так, внутри "Прогрессивного блока" имелись разногласия: подавляющее большинство блока поддерживало требование создания "правительства доверия", а прогрессисты и левые кадеты требовали создания "ответственного министерства", то есть правительства, подотчетного большинству Государственной думы, представленному в это время "Прогрессивным блоком". Этот вопрос заключал в себе проблему власти как таковой и особенно способов завоевания этой власти. Обе стороны вполне осознавали, что требование "ответственного министерства" могло быть осуществлено только с помощью угрозы, если не реального осуществления, революционной конфронтации с царским режимом. Но для того, чтобы "сделать революцию" в февральские дни 1917 г., понадобились решительные действия со стороны рабочих столицы, демонстрации которых прорвались в центр города, и та поддержка, которую они получили от солдат Петроградского гарнизона.

Бездействие и чувство бессилия, которые вплоть до февраля 1917 г. были распространены среди лидеров думской оппозиции, тем более любопытны, поскольку с формированием добровольных организаций цензового общества во время войны – от Земского и Городского союзов до Военно-промышленных комитетов и их рабочих групп – возникла целая сеть учреждений, имевших, казалось, достаточный авторитет, чтобы взять в руки бразды правления, как только падет старая власть.

В значительной степени это объяснялось тем, что буржуазная оппозиция боялась слишком активными действиями подтолкнуть страну к революции. В тот период многие умеренные и либеральные представители цензового общества, включая лидеров кадетов, оправдывали свое нежелание взять курс на революцию тем, что любые революционные авантюры в разгар войны могли привести к поражению России. Определенную роль сыграло опасение, что революция повлекла бы за собой радикальные как социальные, так и политические изменения и привела бы к уничтожению наряду с царским режимом и привилегированного, цензового общества. Опасаясь нежелательного социально-политичес­кого взрыва, лидеры "Прогрессивного блока" до последнего стремились избежать открытой конфронтации с правительством, лихорадочно искали выход путем компромиссов с монархией. Однако Николай II охранял принципы самодержавия, уповая на божье провидение, на силу репрессивного аппарата (хотя временами царское правительство пыталось и маневрировать, искать пути сближения с буржуазной оппозицией). Успеха эта политика не могла принести. С февраля 1917 г. страна неудержимо шла ко второй буржуазно-демократи­ческой революции.

Poker razz odds calculator