Rambler's Top100 Сайт цифровых учебно-методических материалов ВГУЭС // abc.vvsu.ru, методическое обеспечение учебного процесса
 
 История государства и права России (октябрь 1917–1920 гг.) (Курс лекций. Вып. 1). Автор: Тимофеева А.А., редактор: Александрова Л.И.

 Все учебники» | содержание |  Поиск » | помощь»
Учебные материалы ВГУЭС
ВВЕДЕНИЕ

Каждая из страниц тысячелетней истории России наполнена смутами и восстаниями, периодами экономического роста и застоя, духовными исканиями и реакцией. XX век в этом ряду – один из наиболее ярких и трагичных, когда многие потери и приобретения сошлись на ограниченном историческом пространстве: три революции, крупные поражения и убедительные военные победы, разные типы политического устройства.

XX век начался мировым социально-экономическим кризисом, мировой войной, падением российской монархии и изменением общественного курса на мифический коммунизм. Могла ли Россия избежать этого пути или все произошло по воле «злого гения» Ленина, Сталина или кого-то еще? Что за странная логика в развитии страны, занимавшей в XIX веке 1/5 земной суши, сейчас, после распада Советского Союза – 1/7?

Главным предметом интереса историков при изучении российского прошлого была и остается история государства. По словам В.О.Ключевского, «вековыми усилиями и жертвами Россия образовала государство, подобно которому по составу, размерам и мировому положению не видим со времен падения Римской империи». Про него еще в XII веке краковский епископ Матвей писал, что оно «как бы другой мир земной». Вместе с тем, масштабы и последствия глобальных перемен в России в целом пока не осознаны. Постсоветская Россия переживает сегодня глубокий кризис – политический, экономический, социокультурный. Корни нынешнего кризиса отчасти уходят в глубь российской истории, отчасти произрастают из краха тоталитарной системы. Сегодняшний кризис обусловлен и поиском самоидентичности новой России, становлением посткоммунистической российской государственности, которая формируется одновременно на трех направлениях:

воссоздание самодеятельного гражданского общества, в котором нормально «сопряжены» личные и общенациональные интересы;

реконструирование легитимной российской государственности;

определение роли России в изменившейся геополитической структуре мира.

В этой ситуации актуальность изучения и анализа политической истории России значительно возрастает. Выделение политического аспекта в многогранном историческом процессе позволит глубже и полнее рассмотреть основные проблемы формирования российской государственности после октября 1917 г., выявляя традиции современного политического процесса России.

Официальной исторической концепцией в СССР долгие десятилетия оставалась концепция формационного развития человеческого общества и ведущей роли большевистской партии при построении социализма. В этом поступательном движении не было места ни диалектике взаимоотношений органов власти и широких масс, ни противоречиям. Сущность и развитие советского государства и права рассматривались и оценивались с точки зрения партийных решений и практики проведения их в жизнь.

Общественные изменения отбросили и саму схему, и подобную методологию исследования. После объявленных в стране перестройки и гласности примерно с 1987 г. начался новый этап в истории России, в основе которой – плюрализм мнений. В пылу политической борьбы появились многообразные оценки прежней политической системы. Вместо «белых пятен», которыми изобиловала российская история, стали появляться «черные дыры» – очернительство собственного прошлого. Прошлые идеологические клише были при этом отброшены, но в новых оценках отсутствовало главное – научное объяснение случившегося. В границах понятия "советская власть" мало только «топтать» прежних кумиров, надо увидеть составляющие элементы ее – государственные и общественные организации, их функции и взаимодействие. Необходимо выделить этапы складывания власти (через аппарат, кадры, философию), ее развитие и кризис. Анализ политических феноменов предполагает обязательное изложение историко-правовых фактов.

Главная задача автора данного учебного пособия состоит в том, чтобы не исчерпать поставленные вопросы, а обозначить наиболее актуальные проблемы послеоктябрьской истории отечественного государства и права. Однако история государства и права не может изучаться в отрыве от истории развития самого общества.

Рассмотрение всех аспектов государственного и правового развития предваряет описание наиболее важных политических, экономических, социальных событий, характеризующих соответствующий этап развития советского общества, государства и права. Кроме того, периодизация истории государства и права дается сообразно экономическим, социальным и иным задачам, решаемым при помощи государства и права на каждой конкретной стадии истории советского общества. Современная историография выделяет следующие этапы в развитии советского общества: 1) возникновение Советского государства. Формирование «диктатуры власти». Создание основ советского права (октябрь 1917–1920 гг.); 2) Советское государство и право в условиях новой экономической политики (1921–1928 гг.); 3) утверждение тоталитарного режима в СССР. Изменения в правовой системе (1929–1941 гг.); 4) Советское государство и право в период Великой Отечественной войны (июнь 1941–1945 гг.); 5) Советское государство и право в период восстановления народного хозяйства в послевоенные годы (1945–нач. 50-х гг.); 6) изменения в государственном строе СССР и советской правовой системе. Вторая кодификация права (1953–нач. 70-х гг.); 7) нарастание кризиса социалистической государственности и права (сер. 70-х гг.–август 1991 гг.); 8) Крах социалистической государственности. Становление российской государственности и постсоветской правовой системы (1991 г. – наше время).

В соответствии с учебной программой «История государства и права России» курс послеоктябрьского периода будет состоять из четырех выпусков, каждый из которых включает несколько тем.

В виде приложения даны схемы органов власти и управления в советской России, СССР в различные периоды ее истории, приводится синхронистическая таблица «Государственные и политические деятели во главе Советской России и СССР».

Автор не старается навязать читателям какую-то одну научную оценку; при наличии разных точек зрения показываются читателю и те, и другие. Концепция данных лекций – равноуважительное отношение к различным позициям по научным вопросам. Право сделать политическую оценку, изучив факты и теоретические обобщения, предоставляется читателю. Возникшие при изучении тем различные вопросы должны стать для студентов стимулом к самостоятельному историческому поиску и научному анализу.

ГЛАВА I. Возникновение Советского государства. Формирование "диктатуры власти". Создание основ советского права (октябрь 1917–1918 гг.)
§1. Октябрь 1917 г.: предпосылки и сущность

Новый этап в развитии государства и права России связан с Октябрьской революцией 1917 года. Это яркое и трагическое историческое событие получило отражение в отечественной и зарубежной литературе – сборниках документов, научных исследованиях, мемуарах, но последующие десятилетия высвечивали все новые и новые его грани, предлагали свое понимание «правды», объективности и полноты отражения события. Не пытаясь воссоздать гигантское полотно революции, необходимо выявить факторы, обусловившие этот крутой поворот истории. Уже революция 1905–1907 гг. обнажила целую группу острейших противоречий, для анализа природы которых их необходимо сгруппировать. Обоснованным будет выделение ряда групп, объединенных по характеру их противоречий и остроте.

«Верхний» ряд противоречий составляли те, которые были вызваны необходимостью преодолеть ставшее опасным отставание страны от передовых индустриально развитых стран (в области технологии, науки, производительности труда, квалификации кадров, общей культуры населения, уровня потребления и т.д.). Они обусловливали необходимость свершения Россией очередного исторического «скачка». Передовые силы России понимали необходимость уничтожения замкнутости, изоляционизма. Главными их противниками выступали абсолютизм, остатки феодализма в деревне, на окраинах.

Второй ряд противоречий отражал специфику, особенности России, ее исключительную многоликость. Острейшими были противоречия между крестьянами и помещиками, наемными рабочими и предпринимателями, городом и деревней, центром и окраинами и т.д. Но центральным был все ярче проявлявшийся разрыв между самодержавной формой правления и интересами прогрессивных слоев населения.

Третья группа противоречий – временных – была порождена тяготами и бедами мировой войны. Огромные жертвы, экономическая разруха, усталость сужали социальную базу самодержавия. Эта группа противоречий была ограничена узкими хронологическими рамками войны, но вполне могла поспорить с двумя предыдущими по степени внесения распада, сыграв роль своеобразного детонатора.

Наряду с объективными моментами важное значение имели определенные субъективные факторы. Среди них нужно отметить широкую популярность в обществе социалистических идей. Идеи социализма, рожденные в России еще в XIX веке, а также заимствованные на Западе, прежде всего марксизм, стали к началу века модой у российской интеллигенции. Они нашли отклик и в более широких народных кругах, что было связано в большей мере с многовековыми общинными традициями русской деревни. Так или иначе, но распространенность социалистических идей можно просчитать в 1917 г. вполне математически и притом по объективному показателю: на выборах в Учредительное собрание все социалистические партии вместе взятые получили 85% мандатов, в то же время главная партия буржуазии – кадетская – получила всего 5%. Конечно, представления о социализме были у людей весьма туманными и к тому же различные, но в целом эта идея, как видим, охватила широчайшие круги населения.

Другим субъективным фактором явилось наличие партии, готовой повести массы на революцию – партии большевиков. Эта партия, не самая большая по числу членов (у эсеров численность больше), тем не менее была наиболее организованной, целеустремленной, знавшей, что она хочет. Руководство коммунистической партии чутко следило за обстановкой, своевременно реагировало на настроения масс, оперативно выдвигало соответствующие лозунги, не брезгуя заимствовать их у своих политических противников.

Наконец, важным субъективным фактором было наличие у большевиков сильного руководителя, авторитетного как в самой партии, так и в народе, сумевшего на несколько месяцев после февраля стать настоящим вождем, – Владимира Ильича Ульянова (Ленина).

Развитие страны после Февраля 1917 г. пошло по линии нарастания напряженности, усиления противостояния. Конфронтация между рабочими и предпринимателями, крестьянами и помещиками, солдатами и офицерами разрасталась. К примеру, весной и летом 1917 г. на флоте было отчислено от должностей «в связи с отношением к ним команд» 306 адмиралов, генералов и офицеров. По авторитетному свидетельству А.А. Брусилова, после Февраля лишь 15–20% офицеров пошли вместе с солдатами. Политическая и психологическая вражда усиливалась. Все это, несомненно, шло снизу, из самых глубоких слоев общества. Обострялась и политическая борьба. Правда, вооруженные столкновения поначалу носили спорадический характер (июльские события, корниловский мятеж), но накаленность атмосферы была чревата новой масштабной кровавой схваткой.

Необходимо разобраться в вопросе, который все послереволюционные годы не переставал волновать и участников событий, и историков.

Была ли альтернатива тому пути, который сделал Октябрь неизбежным? Альтернативы существуют всегда. Любая революция (коль скоро речь идет о революциях) может остановиться на половине пути, на трети или четырех пятых его (кстати, как определить, где конец пути?), может свернуть влево или вправо. Дело не в количестве вариантов и возможностях альтернатив и их теоретическом обосновании, а в их реальности.

Можно ответить с уверенностью, что путь перевода революции на мирные, эволюционные, демократические, парламентские рельсы имел после Февраля 1917 г. твердую почву. Народ получил полную политическую свободу, существовало демократическое правительство, функционировали более или менее представительные учреждения (Советы, Предпарламент), активно действовали достаточно мощные политические партии, отстаивавшие парламентскую демократию. Однако реально существовавшая демократия не сумела разрешить противоречия жизни, ответить на народные требования. Демократия была атакована и слева, и справа. Главная причина падения демократии – нарастание поляризации в обществе, усиление противостояния. Массы не были удовлетворены достигнутым, их радикализация происходила с огромной быстротой и приобретала под влиянием политической агитации целенаправленный, классовоотчетливый характер. Считая, что на пути к народной власти, прекращению войны, получению земли, взятию под контроль промышленных предприятий стоят контрреволюционные, классово-враждебные силы ("вековые угнетатели", "паразиты"), массы готовы были добиваться своего с помощью насилия. С другой стороны, высшие и средние слои общества – офицерство, чиновничество, значительная часть интеллигенции, зажиточное крестьянство, владельцы промышленных и торговых предприятий – готовы были, не колеблясь, защищать свои права. Но одна их часть пришла к выводу о необходимости ответить на насилие насилием, другая стремилась к наведению порядка без насилия. Единства между защитниками порядка не было. Попытка сторонников насилия справа (корниловский мятеж) была отбита демократическими противниками насилия. Это упрочило позиции сторонников насилия слева, опиравшихся на все продолжавшуюся радикализацию масс.

Октябрьская революция стала главным рубежом гражданской войны. Взятие власти было актом насильственным, что никогда не отрицалось самими большевиками. Жертвы, конечно, были, но в принципе не так уж важно, сколько погибло в Петрограде 7-8 ноября (25–26 октября) 1917 г. (в те дни павших было немного). Важно то, что была вооруженная борьба.

Взятие власти в столице было, безусловно, актом гражданской войны. С еще большей наглядностью это предстает на примере всей страны. Здесь переход власти в руки Советов был сложным, относительно длительным и повсеместно сопровождался ожесточенным противостоянием. Советы под руководством большевиков и левых эсеров брали власть и жестоко подавляли противников, отступавших с сопротивлением или без оного.

Октябрь стал логическим развитием событий и явлений лета и осени 1917 г., те, в свою очередь, упираются в Февраль, а обстоятельства, обусловившие Февральскую революцию, уходят своими корнями в предшествовавшую историю России.

Результатом событий Октября 1917 г. явилось возникновение Советского государства, которое было юридически оформлено II Всероссийским съездом Советов рабочих и солдатских депутатов.

§2. Второй Всероссийский съезд Советов

В соответствии с решением I Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов (июнь 1917 г.) очередной съезд должен был собраться в сентябре 1917 г. Однако в условиях большевизации Советов меньшевистско-эсеровский ЦИК, избранный I съездом, пытается сорвать или оттянуть созыв очередного съезда.

В таких условиях большевики приняли меры к обеспечению созыва съезда. С конца сентября по всей стране состоялись областные, губернские и другие местные съезды Советов. Абсолютное большинство их приняло большевистские резолюции о переходе всей власти к Советам и о созыве Всероссийского съезда Советов.

17 октября бюро ЦИК (Центрального Исполнительного Комитета) назначило открытие съезда на 25 октября.

21 октября вопрос о съезде Советов рассмотрел ЦК партии большевиков. Было решено подготовить к съезду доклады по основным вопросам – о земле, о войне, о власти, о рабочем контроле. Таким образом, съезд должен был, по мнению большевиков, решить коренные вопросы революции.

Вечером 25 октября 1917 г., когда большевистские отряды готовились к захвату Зимнего дворца, в Смольном открылся II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. К моменту открытия присутствовали 649 делегатов от 402 местных советов. Абсолютным большинством (390 голосов) располагали большевики. Среди других делегатов было 160 эсеров (в том числе 98 левых эсеров), 72 меньшевика, 20 меньшевиков-интернационалистов, 7 украинских националистов.

Такое соотношение сил отчасти было достигнуто за счет непропорционально высокого представительства тех советов, в которых большевики имели преимущество, и не полностью отражало реальную ситуацию в городских советах. Делегатов на съезд направили также армейские советы и комитеты; присутствовали и немногочисленные крестьянские представители (лишь от 19 сельских советов).

ЦИК, избранный I Всероссийским съездом Советов, заявил, что «считает II съезд несостоявшимся и рассматривает его как частное совещание депутатов-большевиков. Решения этого съезда как незаконные Центральный Исполнительный Комитет объявляет необязательными…»

Получив отпор абсолютного большинства делегатов, под враждебные выкрики, топот и свист около 70 эсеров, меньшевиков покинули зал.

Многие исследователи считают, что, уйдя со съезда, который «находился в одном шаге от создания коалиционного советского правительства», меньшевики и эсеры совершили ошибку. Н.Н. Суханов впоследствии утверждал: «Борьба на съезде за единый демократический фронт могла иметь успех… Уходя со съезда, …мы своими руками отдали большевикам монополию над советом, над массами, над революцией. По собственной неразумной воле мы обеспечили победу всей линии Ленина». Вместе с тем готовность большевиков, располагавших на съезде решающим большинством, допустить к власти своих политических соперников, вызывает большие сомнения.

Некоторые историки говорят о непредставительности II Всероссийского съезда Советов, а тем самым – о неправомерности его решений. Однако факты показывают, что на съезде была представлена вся тогдашняя Россия, в том числе и ее национальные районы, а также две крупнейшие партии – большевики и левые эсеры. Съезд оставило не более 10% депутатов, то есть речь о кворуме вообще не идет. Безусловно, съезд был органом революции, открылся в условиях, когда Петроград был в руках восставших, но в Зимнем дворце находилось Временное правительство под защитой верных ему войск.

Вечером 25 октября начался обстрел Зимнего дворца с крейсера «Аврора», и охранявшие правительство части стали покидать свои позиции. Под утро пришло сообщение об аресте министров Временного правительства. Факт свержения власти был юридически закреплен принятием обращения «Рабочим, солдатам и крестьянам!»

Вечером 26 октября делегаты съезда приняли резолюцию о переходе всей полноты государственной власти в руки Советов, а также декреты о мире, о земле и об образовании советского правительства – Совета Народных Комиссаров (Совнаркома).

В Декрете о мире II съезд Советов заявил, что новая власть готова немедленно заключить перемирие на фронте и начать переговоры о подписании мирных соглашений, заранее от тех целей, ради которых Россия вступила в мировую войну. Декрет предлагал заключить справедливый демократический мир, то есть мир без аннексий и контрибуций.

Декрет о мире провозглашал основы внешней политики Советского государства, впервые в истории осудив войну как средство разрешения спорных вопросов и определив новые принципы в отношениях между народами и странами. Однако некоторые исследователи полагают, что Декрет о мире был в первую очередь пропагандистским документом, которому едва ли можно придавать принципиальное значение, не приводя при этом сколько-нибудь серьезных аргументов.

Другим важнейшим документом II съезда Советов был Декрет о земле, передававшим всю землю в распоряжение крестьянских советов, которые должны были распределить ее между семьями земледельцев. Декрет о земле основывался на крестьянских наказах, сформулированных Советами и земельными комитетами еще в августе 1917 г.

Съезд Советов оформил уже фактически совершавшийся самозахват крестьянами крупных поместий. Декрет считался временным, окончательное решение аграрного вопроса передавалось на усмотрение будущего Учредительного собрания, но так или иначе, революция шагнула в деревню, и крестьяне получили более 150 млн га земли, освобождаясь от арендной платы. Тем самым был разрешен многовековой спор крестьян с помещиками.

Право частной собственности на землю отменялось, земля переходила "во всенародное достояние и пользование всех трудящихся на ней". Позже эти положения были закреплены в Декрете «О социализации земли» в январе 1918 г.

Важнейшим документом съезда было обращение к «Рабочим, солдатам и крестьянам», где говорилось, что "съезд берет власть в свои руки, Временное правительство низложено, власть на местах переходит к Советам рабочих и крестьянских депутатов». Съезд юридически оформил диктатуру пролетариата в форме Республики Советов. Съезд избрал Всероссийский Центральный Комитет – высший орган власти в период между съездами, в составе 101 человек, среди которых – 62 большевика, 29 левых эсеров, 6 объединенных социал-демократов интернационалистов, 3 украинских социалиста и 1 эсер – максималист. Первым председателем ВЦИК (Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета) был избран большевик Л.Б. Каменев, с 8 ноября – Я.М. Свердлов. Рабочим органом ВЦИК являлся его Президиум, который готовил материалы для заседаний ВЦИК.

Для управления страной было образовано советское правительство – Совет Народных Комиссаров. Идею назвать новых министров народными комиссарами выдвинул Троцкий. "Да, это хорошо: это пахнет революцией", – сейчас же подхватил Ленин.

В СНК были избраны только большевики во главе с В.И. Лениным (в декабре вошли и несколько левых эсеров). Предусматривалось также создание органов отраслевого управления – народных комиссариатов.

Таким образом, съезд положил начало слому старого и созданию нового госаппарата, начав историю Советского государства и права.

§3. Становление большевистской государственности. Слом буржуазного и создание советского государственного аппарата

Марксистское учение исходило из положения, что победа пролетарской революции должна привести, во-первых, к слому старого буржуазного государства, непригодного для новых целей; во-вторых, к установлению диктатуры пролетариата; в-третьих, к соединению законодательной и исполнительной властей в одном органе государства. Процесс слома старых и создание новых государственных органов шли одновременно. При этом надо различать юридическую и фактическую стороны данного процесса. Еще в ходе восстания в октябре 1917 г. было низложено Временное правительство и ликвидирован так называемый Совет республики – «Предпарламент», образованный сентябрьским Демократическим совещанием.

Первым актом слома старого аппарата стало обращение Петроградского Военно-революционного комитета (ВРК) «К гражданам России». Петроградский ВРК был высшим органом власти в стране с 10 часов утра 25 октября 1917 г. до принятия II съездом Советов воззвания «Рабочим, солдатам и крестьянам» в 5 часов утра 26 октября. Фактически ВРК был им значительно дольше, постепенно утрачивая эти полномочия. Военно-революционный комитет был создан по инициативе ЦК большевистской партии 12 октября 1917 г. при Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов как орган по подготовке и проведению восстания.

После победы революции ВРК создавал различные отделы и комиссии, но в опубликованной исторической и историко-юридической литературе нет четкой картины в отношении структурных подразделений ВРК. К анализу структуры ВРК надо подходить в динамике. Компетенция ВРК не была очерчена каким-либо нормативным актом, созданным центральным органом власти или управления. Для этого периода вообще характерно отсутствие четкой регламентации компетенции какого-либо органа Советского государства. Пока не был сформирован аппарат ВЦИК и СНК, ВРК выполнял их полномочия. Вряд ли правильно говорить о ВРК как об органе борьбы с контрреволюцией. Это был, по существу, единственный налаженный аппарат, через который большевики осуществляли все аспекты государственной деятельности – борьба со спекуляцией, охрана общественного порядка, неотложные хозяйственные дела и т.д. В советской исторической литературе не решены многие проблемы ВРК: о месте ВРК в системе органов диктатуры пролетариата, о его взаимоотношениях с ВЦИК и Совнархозом. Постепенно, с созданием аппарата ВЦИК и СНК, наркоматов деятельность ВРК свертывалась и завершилась его самоликвидацией 5 декабря 1917 г., что является признаком самостоятельности государственного органа.

Большую роль в становлении Советского государства в целом и государственного аппарата в частности сыграл, как уже говорилось, II съезд Советов. Передавая в центре и на местах всю полноту власти советам, II съезд Советов, как это ни парадоксально, положил начало расслоению и этой, только что родившейся власти. Выборы в Учредительное собрание, состоявшиеся 12 ноября 1917 г., убедительно показали это. Идея Учредительного собрания родилась задолго до Октября, но отказаться от созыва российского парламента, на который возлагалось столько надежд, большевикам было не просто, выборы же были назначены еще Временным правительством. Большевики им не препятствовали, надеясь (вместе с левыми эсерами) получить большинство, однако после подсчета голосов выяснилось, что из 44 млн российских граждан, принявших участие в выборах, 59% проголосовали за эсеров и меньшевиков, 17% – за кадетов; большевики получили 24% голосов.

В Учредительное собрание были избраны 715 человек: 410 эсеров, 175 большевиков, 17 кадетов, 15 меньшевиков, 2 народных социалиста, 86 представителей национальных групп. 1 депутат не назвал партийной принадлежности. Итоги выборов оказались для большевиков неприемлемыми.

12 декабря 1917 г. газета «Правда» опубликовала написанные Лениным «Тезисы об Учредительном собрании», в которых он заявил, что «Республика Советов является  более высокой формой демократизма, чем обычная буржуазная республика с Учредительным собранием».

Выход из буржуазного парламентаризма В. Ленин видел в соединении законодательной и исполнительной властей, когда представительный орган является и парламентарным, и работающим органом государства.

За неполные восемь месяцев после Октябрьской революции советской власти удалось полностью реализовать свои идеологические представления о всевластии пролетариата в стране. Центральный орган исполнительной власти – Временное правительство, был арестован в ходе октябрьских событий фактически без сопротивления. Представительный орган – Учредительное собрание – распущен. Хроника событий такова.

5 января 1918 г., в день открытия Собрания, Таврический дворец был окружен вооруженными матросами и красногвардейцами. Мирная демонстрация в поддержку Учредительного собрания была разогнана.

Открывшееся Учредительное собрание отказалось признать государственную власть Советов и объявило Россию демократической республикой. Не согласившись с этим, большевики в ночь на 6 января покинули заседание. Вслед за ними ушли и левые эсеры, что сразу породило организационный кризис. Практически Собрание перестало быть работоспособным органом. 6 января 1918 г. ВЦИК принял декрет «О роспуске Учредительного собрания», и оно прекратило свою деятельность.

Наших дедов мечта невозможная,

Наших героев жертва острожная,

Наша надежда и воздыхание…

Что мы с ним сделали?…

Так писала о разогнанном Учредительном собрании Зинаида Гиппиус.

Надо сказать, что история Учредительного собрания до конца не исследована. Долгие годы разгон большевиками Собрания в работах историков оправдывался, в последнее время эта акция подвергнута резкой критике. Очевидно, что Учредительное собрание нельзя считать органом буржуазии, принятые резолюции Собрания намечали социалистические перспективы, но это социалистическое большинство включало самую разношерстную массу населения, что определяло неизбежную внутреннюю борьбу.

В последнее время появляются высказывания, что Учредительное собрание в тех условиях было нежизнеспособно, что не позволяет говорить о наличии альтернативы развития России в январе 1918 г.

Разгон первого в российской истории парламента, избранного на основе всеобщего равного избирательного права, был по существу актом гражданской войны, однако всеобщего возмущения не последовало. Сказались и отсутствие в России прочных традиций парламентской демократии, и разобщенность избирателей, и усталость от войны, нарастающей разрухи и политической неопределенности.

На смену старым пришли принципиально новые высшие органы. В соответствии с решениями II съезда Советов верховным органом советского государства стал Всероссийский съезд Советов.

Из 402 Советов, представленных на II съезде, только 119 были объединенными, т.е. включали в себя и представителей крестьянских Советов, которые обычно посылали своих делегатов на Всероссийские съезды крестьянских депутатов. В конце ноября 1917 г. ЦИК Советов крестьянских депутатов слился с ВЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов, тем самым был подтвержден декларируемый принцип диктатуры пролетариата – союз рабочего класса с трудящимся крестьянством при руководящей роли пролетариата.

III съезд Советов (январь 1918 г.) принял Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа, утвердил декреты Совнаркома и объявил Россию Советской Федеративной Социалистической Республикой. На съезде был избран Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) в количестве 306 членов, среди которых было 160 большевиков, 125 эсеров и представители других партий – меньшевиков-интернационалистов, анархистов-коммунистов и т.д. В промежутках между созывами съездов Советов высшим органом власти был, как указывалось ранее, ВЦИК. Первым его председателем стал большевик Л.Б. Каменев, в ноябре 1917 г. его заменил Я.М. Свердлов. В начале своего существования ВЦИК был постоянно действующим органом. Пленарные заседания проходили не реже одного раза в 2 недели, заседания в узком составе созывались по мере надобности, по инициативе партийных фракций или по требованию групп членов ВЦИК (не менее 10 человек). С октября 1917 г. до июня 1918 г. (до принятия Конституции) структура ВЦИК включала президиум, отделы и комиссии. Рабочим органом ВЦИК был его Президиум, который избирался в составе 1/10 всех его членов. Президиум подготавливал материалы к заседанию ВЦИК, проводил в жизнь его постановления.

Конституция РСФСР (1918 г.) полностью сохранила эту структуру центральных органов власти и управления республики.

Съезды Советов должны были созываться по инициативе ВЦИК. Конституция предусматривала возможность проведения Чрезвычайных съездов для решения вопросов, не требующих отлагательства.

К исключительной компетенции съезда Советов относились следующие вопросы: установление, дополнение и изменение основных начал советской Конституции; ратификация мирных договоров, установление и изменение границ; сношения с иностранными государствами по вопросам войны и мира; избрание ВЦИК и заслушивание отчетов о его деятельности. Конституция РСФСР ограничила численность ВЦИК 200 членами, на него возлагалось решение трех задач: 1) определение общих направлений деятельности правительства и всех органов советской власти в РСФСР; 2) объединение и согласование работ по законодательству и управлению; 3) наблюдение за проведением в жизнь Конституции, постановлений съездов и центральных органов советской власти.

Для управления страной был избран Совет Народных Комиссаров. Совнарком во главе с Лениным был подотчетен в своей деятельности Всероссийскому съезду Советов и ВЦИК. Заседания советского правительства проводились почти ежедневно. Для разгрузки СНК от рассмотрения массы мелких вопросов в декабре 1917 г. была образована постоянная комиссия, названная Малым Совнаркомом.

С первых же дней своего существования СНК, руководимый В. Лениным, пользуясь отсутствием законодательно установленной компетенции ВЦИК и СНК, принимал декреты, постановления, то есть осуществлял законодательную деятельность и тем самым подменял ВЦИК.

Высшими органами отраслевого управления в государстве стали пришедшие на смену министерствам народные комиссариаты. Было образовано 13 народных комиссариатов: внутренних дел, земледелия, труда, финансов, юстиции и т.д. К середине 1918 г. число наркоматов было увеличено за счет образования народных комиссариатов государственного контроля, промышленности и торговли, Высшего совета народного хозяйства и др.

Процесс слома старого и создания советского государственного аппарата на местах был достаточно продолжительным. Уже II съезд Советов постановил о переходе всей власти на местах к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и заявил об упразднении постов представителей центра на местах – уездных и губернских комиссаров Временного правительства. Однако центральные власти не сочли возможным подготовить вразумительный акт по вопросам формирования и структуры местных представительных органов. Только после того, как местные советы были созданы с массой ошибок и перегибов, Конституция РСФСР закрепила основные принципы их организации и деятельности.

24 декабря 1917 г. было опубликовано обращение к Советам об организации местного управления. Указывалось, что вся страна должна покрыться сетью советских организаций, которые являются вполне автономными в вопросах местного характера, но должны руководствоваться в своей деятельности декретами и постановлениями центральной власти. Власть на местах принадлежала областным, губернским, уездным и волостным Советам, а также городским и сельским Советам.

Постоянными рабочими органами Советов были их исполнительные комитеты. При Советах и исполкомах создавались отраслевые отделы или комиссариаты: земледелия, юстиции, народного просвещения, здравоохранения и др. Число отделов в разных исполкомах колебалось от 5 до 25. На Советы и их органы возлагались задачи управления и обслуживания всех сторон местной жизни – административной, финансовой, культурно-воспитательной. Они наделялись правом издавать постановления, то есть местные нормативные акты, могли проводить реквизиции и конфискации, налагать штрафы, производить аресты и т.д. В первой половине 1918 г. большевиков (по неполным данным) в Советах было 47,5%, представителей других партий – около 25%. ВЦИК в июне 1918 г. рекомендовал всем Советам «удалить представителей других фракций из своей среды». Таким образом создавался однородный механизм – Республика Советов. К ведению местных советов Конституция относила следующие задачи: проведение в жизнь всех постановлений высших органов власти; принятия мер к подъему культуры и хозяйства на данной территории; разрешение вопросов местного значения; объ-единение всей деятельности Советского государства на соответствующей территории. Однако предстояла еще сложная и длительная работа по преодолению элементов анархии и сепаратизма в деятельности местных советов.

Сложной проблемой стала организация управления промышленностью. Национализация крупной промышленности началась уже осенью 1917 г., пройдя несколько этапов.

Первый этап (осень 1917 г. – весна 1918 г.), когда были национализированы предприятия, имеющие особое значение для республики.

Второй этап начался с весны 1918 г., когда национализировались не отдельные предприятия, а целые отрасли промышленности (горная, текстильная, цементная, стекольная, нефтяная, речной флот, внешняя торговля и т.д.).

Объявлялось государственной монополией банковское дело, аннулировались все внешние и внутренние займы, которые заключили как царское, так и Временное правительство.

Для организации народного хозяйства и государственных финансов по Декрету ВЦИК и СНК от 2 декабря 1917 г. создан Высший совет народного хозяйства при СНК, который должен был вырабатывать общие нормы и план регулирования экономической жизни страны. Он координировал работу хозяйственных наркоматов (торговли и промышленности, продовольствия, земледелия, финансов), совещаний (по топливу, металлу), органов рабочего контроля, фабрично-заводских и профессиональных организаций. По мнению Ленина, «Высший совет народного хозяйства не может быть сведен к парламенту, а должен быть таким же боевым органом для борьбы с капиталистами и помещиками в экономике, каким Совет Народных Комиссаров является в политике».

Структура ВСНХ включала: Всероссийский Совет рабочего контроля, комиссию из представителей народных комиссаров, группу экспертов, отраслевые отделы. Руководящим органом было бюро ВСНХ в составе 15 человек. Все законопроекты и крупные мероприятия по регулированию народного хозяйства в целом вносились в СНК через ВСНХ.

В компетенцию ВСНХ входили конфискации (безвозмездное изъятие), реквизиции (изъятие по твердым ценам), а также другие экономические и административные меры в сфере производства, распределения, финансов. Местными органами ВСНХ стали областные, губернские, уездные совнархозы (СНХ), формировавшиеся при соответствующих советах.

В декабре 1917 г. ВЦИК принял положение о рабочем контроле. Эта форма была первой в ряду других мер по управлению экономикой, введенной новой властью. Рабочий контроль осуществлялся рабочими через выборные органы – заводские, фабричные комитеты, советы старост. Органы рабочего контроля осуществляли наблюдение за производством, устанавливали минимум выработки предприятия, имели право проверять все документы и книги предприятий. Решения органов рабочего контроля были обязательны для владельцев и могли быть отменены только постановлением высших органов рабочего контроля. Введение рабочего контроля давало возможность установления контроля над деятельностью хозяев предприятий и являлось подготовительной мерой для последующей национализации промышленности, третий этап которой пришелся на период гражданской войны.

Созданием в апреле–мае 1918 г. комбедов и продотрядов (вооруженные солдаты и рабочие) советское правительство ввело продовольственную диктатуру и предъявило ультиматум деревне, сельским Советам: или переход на позиции пролетарской диктатуры (выполнения государственных повинностей, неэквивалентность экономических отношений, или вооруженное подавление сопротивления). По сути, это первое крупное политическое столкновение на почве советской власти. Второй фронт борьбы – национальные районы, где Советы трансформировались в местные национальные органы власти, возглавившие борьбу за автономию, отделение от России. Этот этап «разбегания» Советов был естественным и логическим, отражая все богатство содержания Октябрьской революции. Он вмещал в себя и победу Советов, и их поражение, так как рушилась большевистская идея диктатуры «народа» через Советы, власть которых превращалась в формальность.

Острые противоречия разъединяли городские Советы центра и периферии, губерний и уездов. Они различались по партийному составу, программами и методам работы. Дорогу к унификации Советов прокладывали ревкомы, ВЧК (Всероссийская чрезвычайная комиссия), партячейки, армейские командования (главным образом, методом силового давления), что обеспечивало относительное единство этой ветви советской власти.

В этих специфических условиях соответственно формировались принципы взаимоотношений партийных и советских органов: организующая роль большевиков, ярко проявившаяся при передаче власти Советам, после Октября закрепилась по всем линиям: в руководстве Совнаркомом, в деятельности ВЦИК, в подборе кадров для всех уровней управления. С каждым месяцем Советы все больше «приручались», фактически заняв место «"приводного ремня» от партии к массам.

В марте 1918 г. на VII съезде Российской Коммунистической партии большевиков (РКП(б)) впервые прозвучала идея о необходимости передвижки власти от Советов к партии. Сначала казалось, что четко не определены функции тех и других, но причина была иная: устанавливалась однопартийная система, менялась природа советской власти.

В течение 1918 г. многопартийная система советов была разрушена, а советы превратились из органов, определяющих политику, в исполнительные органы.

Взяв курс на ликвидацию социалистических партий, закрывая издания меньшевиков, эсеров, большевики отказались от политического плюрализма.

Уже в 1918 г. реальной властью начали становиться местные комитеты большевистской партии. Они определяли состав исполнительных комитетов, издавали распоряжения, обязательные для советов, в ряде случаев даже распускали советы, требуя выбирать в новые только бедняков и коммунистов.

Государственные функции стали выполнять и массовые организации трудящихся – профсоюзы, как элемент советской политической системы. Аналогичные процессы шли и в отношении государства ко всем другим общественным организациям. Фактически на смену власти советов пришла власть большевистской партии, точнее ее руководства – диктатура не пролетариата, а власти.

В широко открытые ворота новых органов управления хлынула и волна «романтиков» революции, и привычных к политической работе партработников, и всякого рода властолюбцев, готовых служить во имя материальных льгот.

Специфические критерии отбора кадров – по степени преданности идее, по социальному происхождению («из бедняков») быстро формировали у представителей властных структур дух замкнутости и корпоративности. Представители партийных, советских, военных и прочих органов сплачивались в своеобразный «орден», который постепенно обрывал обратные связи, выводя своих членов из-под контроля масс. Власть в руках новой элиты становилась их первой формой собственности, определяя материальный достаток (в ту пору относительный), привилегии, авторитет. Из этой группы формировался новый господствующий класс, все его основные черты были уже налицо. Большевистская партия стала после Октября 1917 г. партией власти по своей функции, а затем стала ею и по составу. Партийным решениям придавалось значение законодательных актов, все чаще стали приниматься совместные постановления правительственных и руководящих органов по наиболее важным вопросам.

URL: http://abc.vvsu.ru/Books/l_istgosipr1/page0001.asp
Все учебники : поиск : разработчики : лицензия : информация : abc@vvsu.ru
Все права защищены и принадлежат ВГУЭС. Любая перепечатка и/или распространение запрещено!
© 1999-2014 Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, www.vvsu.ru